Logo
10-25 июня 2017


 
Free counters!
Сегодня в мире
19 Июн 17
19 Июн 17
19 Июн 17
19 Июн 17
19 Июн 17
19 Июн 17
19 Июн 17










RedTram – новостная поисковая система

Наша история
Переворот
Элеонора Шифрин, Иерусалим

На ближайшую неделю выпадает "круглая" годовщина, которую, едва ли будут отмечать с большой помпой. Хотя событие это стало для Израиля эпохальным и сыграло роль поворотного рычага в истории страны. Речь о 40-й годовщине так называемого "переворота", который произошел в Израиле 17 мая 1977 г. В этот день в Израиле состоялись очередные выборы в Кнессет, в результате которых левые партии потеряли власть - впервые после 29 лет бессменного правления.


Те, кто находился в это время в стране и смотрел телевизионные репортажи о выборах, наверняка помнят перекошенное от изумления и горя лицо Хаима Явина. "Мар телевизия" ("Господин телевидение"), как его называли в стране, снова и снова потрясенно повторял это слово - "маапах" (переворот). "Маапах, дамы и господа, маапах!" Главный ведущий новостных передач, создатель на Первом канале ИТВ в 1968 г. главной новостной программы "Мабат" (Взгляд), был так же уверен в незыблемости власти левых партий в стране, как и в незыблемости своего собственного положения на телевидении. В Америке Явина называли "Израильский Уолтер Кронкайт" и воспринимали как "голос Израиля". Казалось, что правящая социалистическая идеология, ярким и талантливым выразителем которой он был, бесповоротно и навсегда захватила умы израильтян. Тем более, что выразителями этой идеологии были также и все остальные СМИ - газеты, радио и немногочисленные тогда каналы ИТВ.

Стоявшие у руля социалисты открыто ездили на проходившие в Европе конгрессы Социнтернационала и встречались там с врагами Израиля, которые были тоже социалистами, а значит - их идеологическими товарищами. Они даже не считали нужным это скрывать. Считая Израиль своей вотчиной, некоторые из них на своих партийных конференциях так же открыто говорили, что "Советский Союз - это та модель, по которой мы должны строить Израиль". Они и представить себе не могли, что народ отдаст предпочтение этому "пустышке из гетто, экс-террористу, фанатику", как кричал по телефону военный секретарь правительства генерал Эфраим (Фройка) Порат многолетнему спичрайтеру и советнику почти всех премьер-министров Йегуде Авнеру. Генерал не стеснялся и не выбирал выражений - он хорошо знал, что против Бегина и его людей позволительно всё. Авнер потрясенно слушал: как раз накануне вечером уверенный в себе Шимон Перес предложил ему остаться и работать на него - следующего главу правительства.

17 июля 1977 года. Любавичский Ребе Менахем-Мендл Шнеерсон встречает высокого гостя –
премьер-министра Израиля Менахема Бегина. Фото: Yossi Melamed/Algemeiner Journal/


Перес забыл, или не хотел помнить, что сефарды во всех выборах голосовали за бегинский Херут, (с 1973 г. превратившийся в Ликуд), членов которого левая власть представляла не иначе как “фашистами” и “правыми экстремистами”. Выходцам из стран Магриба это не мешало. Они поддерживали Херут/Ликуд не потому, что идеология этой партии была им ближе, чем идеология Рабочей партии (бывшие МАПАЙ, «Маарах», Авода). Сефарды вообще не очень разбирались в идеологиях и всяких “измах”. Зато у них была хорошая память: они не забыли и не простили тот враждебный и унизительный прием, который они получили от находившейся у власти Рабочей партии. Поэтому они готовы были голосовать за кого угодно, кто стоял в оппозиции к правящей партии. Такой оппозицией был Херут. При этом, лишенные практически всех возможностей социального роста, сефарды продолжали активно рожать детей, и процент их избирателей неуклонно возрастал. Это отражалось на постепенном росте мандатов, которые получал Херут на каждых следующих выборах: пятнадцать, семнадцать, двадцать три, тридцать девять...

На этом фоне левая элита, считая, что сефарды как электоральная группа для них навсегда потеряны, делала все, чтобы вызвать к ним презрительное отношение в обществе и оттолкнуть от поддержки Ликуда более интеллигентную ашкеназийскую часть общества. СМИ, которые были в руках ашкеназов, охотно проводили эту линию, с презрением относясь к необразованным смуглым собратьям. Когда популярный израильский актер Дуду Топаз, любимец толпы, в одной из своих телевизионных передач назвал избирателей Ликуда “чахчахи” - презрительной кличкой, основанной на специфике сефардского произношения некоторых букв ивритского алфавита - ее подхватили, и она крепко прилипла на много лет. После выборов 1977 г., в которых участвовало уже много выходцев из СССР, в большинстве своем поддержавших Ликуд ("наелись" социализма в Советском Союзе), в Израиле появился анекдот: “Как зовут грузина, который голосовал за “Ликуд”? - Чахчахашвили”.

Годы спустя родственница, приехавшая в Израиль из Москвы во время Войны Судного дня (в конце 1973 г.) и к середине 1974 г. уже оформившая документы для выезда семьи в Канаду, рассказала мне, как сидя в ульпане, она, вместо того, чтобы учить иврит, читала англоязычную газету Jerusalem Post, и у нее от ужаса волосы вставали дыбом: от чтения оставалось впечатление, будто приехали из одного "совка" в другой. Хотя далеко не все хотели уехать в другой галут, подобное чувство было у многих.

Вспоминаю, как в очень напряженном и недружелюбном разговоре с одним из руководителей "Натива" (мы тогда называли это учреждение "конторой Леванона" - по имени его директора, или просто "лишка") я неожиданно для самой себя выпалила: "За что вы нас так ненавидите?!" И тот, слегка оторопев от довольно нахального выпада девчонки (мне было 25 лет), тоже, видимо, неожиданно для себя ответил правду: "Если все оттуда поедут такие антикоммунисты, как вы, то нам ваша алия не нужна".

Неудивительно, что избрание Менахема Бегина, обещавшего, если станет когда-нибудь главой правительства (во что он сам слабо верил), посадить Нахемию Леванона на скамью подсудимых за тот страшный ущерб, что тот нанес алие из СССР, было для нас недостижимой мечтой. Мы нередко бывали у него на открытых "посиделках" в его скромной тель-авивской квартирке, и то, что он говорил о будущем Израиля в случае его победы, было как бальзам на сердце. 18 мая - на следующий день после его неожиданного триумфа - мы с Авраамом послали ему письмо, в котором говорилось, что это наш самый счастливый день жизни в Израиле. Наш энтузиазм несколько увял после приезда египетского президента Анвара Садата, предложившего "мир в обмен на территории" - именно то, что Бегин всегда категорически отвергал. Не говоря уж о подписании мирного договора в Кэмп-Дэвиде и последующем уничтожении руками еврейских солдат Ямита - белоснежного города в песках Синая на берегу Средиземного моря - и других еврейских поселений... А когда Бегин начал передавать все жалобы на Леванона, поступавшие от американских и английских активистов борьбы за свободу советских евреев, - самому Леванону, мы и наши друзья были просто в бешенстве и не могли понять, что происходит.

Пока мы не поняли, что политику в значительной мере удерживают в своих руках старые маараховские чиновники. Поначалу нас шокировало заявление Бегина, что "политических увольнений не будет". Даже зная о том, что на протяжении всех лет существования государства невозможно было претендовать на мало-мальски серьезную работу в любой сфере, не будучи членом партии МАПАЙ и не имея в кармане красной книжечки члена Гистадрута, мы все же не сразу поняли, что у Бегина просто не было людей, которые имели бы хоть какой-то опыт управленческой работы. Он не мог уволить тысячи маараховских чиновников не только потому, что у них был "квиют" (постоянство на работе), но и потому, что их некем было заменить. И они остались на своих насиженных местах, продолжая наносить вред государству и подрывая политику вроде бы пришедшей к власти правой партии.

Наглядным примером стал для нас генеральный директор министерства просвещения Янай. Некоторое время спустя после выборов, окрыленные победой, мы пошли к нему на прием - руководительница "Маоза" Голда Елин, Авраам как директор созданного им в 1974 г. Центра исследования тюрем, психиатрических тюрем и концлагерей в СССР, и я, сотрудник этого Центра. Целью нашего похода было предложить для использования в качестве учебных пособий в школах и ВУЗах подготовленные Голдой и нами многочисленные статьи, исследования и другие материалы об СССР, о положении там евреев и о нарушениях прав человека. Янай, оставшийся в должности гендиректора со времен бывшей власти, дал нам выговориться, а потом сказал: "Если вы думаете, что после выборов что-то изменилось, то вы глубоко ошибаетесь. Израиль был, остается и останется социалистической страной. И если вы собираетесь рассказывать нашим детям, что социализм – это плохо, то мы вас близко к школам не подпустим".

Нужно отметить, что он тоже ошибался - Израиль не остался социалистической страной. И остановить приезд в Израиль евреев, на собственном горьком опыте познакомившихся с социалистическими идеями, реализованными на практике, им удалось лишь частично. И главное - не удалось им предотвратить колоссальное поправение израильского общества за последовавшие годы, на которое приезд евреев из СССР оказал огромное влияние, причем далеко не только в сфере хайтека, но и в области идей.

И все же в выборах 1977 г. главную роль сыграла не застарелая обида сефардов и, конечно, же не голос репатриантов из СССР. Этих голосов было еще недостаточно, чтобы свалить власть левых. Как недостаточно сильным было к тому времени и идеологическое влияние бывших советских евреев на общество. Главную роль в "перевороте" - Явин правильно определил суть этих эпохальных выборов - сыграла интеллектуальная элита. На волне всенародного возмущения, вызванного колоссальными провалами правительства Голды Меир «Маараха») в Войне Судного дня, которые едва не закончились национальной трагедией и стоили жизни тысячам израильтян, представители интеллектуальной элиты, решили, что пора отодвинуть "старую гвардию" от власти.

2 ноября 1976 г. группа интеллектуалов и бывших высокопоставленных военных, которые пользовались известностью, но не как политики, создала новую центристскую партию. Ее назвали "Демократическое движение за перемены". В просторечии - ДАШ. С точки зрения идеологии это была "сборная солянка": в число организаторов входили, среди прочих, археолог Игаэль Ядин, сын знаменитого археолога Элиэзера Сукеника, бывший член Хаганы, позднее ставший вторым начальником генштаба ЦАХАЛа; Шмуэль Тамир, бывший член бегинского боевого подполья, командовавший в Иргуне разведкой и подготовкой боевых операций в районе Иерусалима, а позднее возглавивший обвинение в суде над Р.Кастнером. Входили в руководство такие известные личности как юрист Амнон Рубинштейн; бывший кибуцник Меир Амит Слуцкий (двоюродный брат советского поэта Бориса Слуцкого), протеже Моше Даяна, доросший в армии до должности главы военной разведки и затем – до шефа ШАБАКа; Меир Зореа, отставной генерал ЦАХАЛа, принимавший участие в поимке Адольфа Эйхмана и доставке его для суда в Израиль. Было там еще несколько известных промышленников и профессоров, а также несколько израильских арабов.

На фоне роста всенародного недовольства правящим блоком «Маарах» непосредственным поводом для создания партии ДАШ послужил ряд скандалов. Так, покончил с собой министр строительства Авраам Офер, находившийся под следствием по подозрению в растрате партийных средств. В те годы из-за таких подозрений еще стрелялись. Правда, не все. Ашер Ядлин, назначенный главой Банка Израиля, был уличен в получении взяток и осужден на пять лет тюрьмы. Затем прогремел скандал, когда журналисты раскопали банковский счет Леи Рабин в Америке - в те годы несвободы израильским гражданам было запрещено иметь счета заграницей. Это послужило непосредственным поводом для добровольной отставки Ицхака Рабина.

Создатели ДАШа, не замаранные политикой, выглядели на этом фоне очень красиво. В течение нескольких недель в новую партию записалось 37 тысяч человек. И они пошли на выборы под гениальным лозунгом, обращенным к правящей партии: "Надоели!" - который в той ситуации был беспроигрышным. Это принесло им 15 мандатов, которые были отобраны не у Ликуда, а именно у «Маараха», во главе которого после отставки Рабина встал Перес.

Левые партии, несмотря на всю социалистическую промывку мозгов, никогда не могли получить больше 55 мандатов из 120 и были вынуждены для формирования правящей коалиции (минимум 61 мандат) приглашать национально-религиозную партию МАФДАЛ и другие мелкие левые партии. В результате электорального успеха новой партии ДАШ число мандатов «Маараха» сократилось с 51 до 32. Ликуд получил сорок три мандата! Это позволило Менахему Бегину сформировать правительство Ликуда с участием национально-религиозной партии МАФДАЛ, Агудат Исраэль (партии религиозных ашкеназов), а также крохотной партии Шломцион, которую Ариэль Шарон украл у создавшего ее Шмуэля Тамира, пройдя благодаря этому в Кнессет с двумя мандатами.

Смело можно сказать, что в избирательной кампании 1977 г., в которой Менахем Бегин, незадолго до выборов перенесший инфаркт, даже не участвовал, не Ликуд одержал победу, а ДАШ выдернула ее из рук «Маараха» и преподнесла Ликуду.

Премьер-министр Менахем Бегин (в центре, рукой касается Стены).
 Фото: Yaacov Saar / Israel National Photos/


Менахем Бегин, которого сторонники в ночь триумфа несли на плечах с криками "Бегин - король Израиля", создал первое в истории Израиля не-левое правительство. В силу многих причин и обстоятельств это правительство не могло сделать многое из того, на что надеялось большинство избирателей. Однако главное было сделано - была навсегда уничтожена монополия левых партий на руководство Израилем. При всех недостатках существующей электоральной системы, с 1977 г. израильтяне сами выбирают свое правительство, даже если после выборов многие кусают себе локти. Израиль перестал строить социализм и начал создавать свободное еврейское общество, почитающее еврейскую традицию. Менахем Бегин, бледный и еще очень слабый после инфаркта, стал первым премьер-министром, который наутро после неожиданной электоральной победы отправился к Котелю, чтобы вознести благодарственную молитву Всевышнему.
Количество обращений к статье - 1463
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (5)
Гость S. | 16.05.2017 17:48
Интересный и познавательный фрагмент истории формирования и развития политических идей в Израиле представлен в статье уважаемого автора.
К настоящему времени факты свидетельствуют, что,
начатая с поры Бегина тенденция позитивных политических перемен вправо,продолжает,хотя и медленно,но уверенно набирать обороты.Впереди еще предстоит долгий и тяжелый путь борьбы по вытеснению из общественного сознания сограждан вредоносного влияния социалистических идей.
Успеху этому процессу могла бы содействовать более умелая и эффективная просветительная и пропагандистская деятельность активистов правого лагеря.
Moshe Lifshitz | 16.05.2017 16:29

"Израиль перестал строить социализм и начал создавать свободное еврейское общество, почитающее еврейскую традицию".
Цитирую Вас, Элеонора.
Увы, строить перестали, но успели многое социалистического понастроить и в душах израильтян в том числе.
А почитание еврейской традиции...
Преподавание Торы в светских школах Израиля
случайными девицами, чьи «таланты» порождают
отвращение учащихся к этому предмету иначе как
преступлением не назовёшь.
Усвоение многовековой еврейской мудрости по-
средством истинных знатоков Торы, раввинов, пер-
востепенно для народа, возвратившегося из изгна-
ния на Святую землю.
Опасения «прогрессивных евреев всего человече-
ства», что изучение Торы чревато массовым возвра-
щением к средневековью, ничем не обосновано.
От раввинов же слыхали: «Хотите вернуться к
корням — они в царстве Давида и Соломона, а не в
лапсердаках черты оседлости».
Гость | 16.05.2017 14:28
В.И. Даль: «Социалисты и коммунисты, по духу учения своего, заказные враги всякого Государственного порядка»
Элеонора Шифрин, как всегда блестяще, представила; ущербность социалистической идеологии и обрисовала вред принёсший Государству Израиля его носителями.(поимёрный перечень особо удручает).
Однако тяжёлые вериги сформированные социалистами всё ещё висят на груди израильского общества: Багац, Гистадрут и многочисленные «общественные комиссии» в каждом гос. учреждении.
Ю.К. | 16.05.2017 14:04
Огромное спасибо автору за урок истории Израиля.Прочитал отличное эссе на одном дыхании - для меня все это было не известно. Интересно знать: как отметили эту дату ивритоязычные медиа?
Гость | 16.05.2017 12:05
Как мало осталось людей не только знающих и понимающих смысл истории, но и активно сопереживавших и участвовавших в исторических метаморфозах! Свидетельские показания дают многие, но не всем можно верить. Поражает беспристрастный мудрый, но в то же время и горький тон повествования. Жесткий, правдивый, и без малейших ярлыков. Автор уважительно относится к истории, ушедшим в мир иной участникам и к непредубежденному читателю, который расставит все акценты соответственно индивидуальным пристрастиям.
Спасибо! Удачи Вам и доброго здоровья!

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2017, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com