Logo
20-30 нояб..2017


 
Free counters!


Сегодня в мире
14 Ноя 17
14 Ноя 17
14 Ноя 17
14 Ноя 17
14 Ноя 17
14 Ноя 17
14 Ноя 17
14 Ноя 17
14 Ноя 17









RedTram – новостная поисковая система

Наши традиции
Читая Книгу Книг
Нахум Пурер, Иерусалим

НЕДЕЛЬНЫЙ КОММЕНТАРИЙ
КНИГА «БАМИДБАР», РАЗДЕЛ «БЕГААЛОТХА»

Содержание раздела

Б-г учит первосвященника Аарона правильно зажигать Менору в Храме. Моше освящает колено Леви для храмовой службы вместо первенцев из других колен, участвовавших в грехе поклонения Золотому тельцу. Левиты проходят обучение храмовой службе в возрасте от 25 до 30 лет, затем служат двадцать лет, после чего их переводят на более легкую работу. Ровно через год после выхода из Египта Б-г велит евреям принести пасхальную жертву. Тем, кто не смог сделать это вовремя по уважительной причине, разрешено принести ровно через месяц «песах шени», вторую пасхальную жертву. В день освящения передвижного Храма его покрыло облако Б-жественной Славы, превращавшееся ночью в «огненное явление». Б-г велит Моше изготовить две серебряные трубы для сбора и оповещения людей. Указан порядок следования колен в походном строю. Моше приглашает своего тестя Итро присоединиться к евреям, но тот возвращается в страну Мидьян. «Эрев рав», иноплеменники, примкнувшие к евреям при Исходе, провоцируют бунт: народ жалуется на однообразное питание, состоящее из одной манны, и ностальгически вспоминает египетскую еду. Моше говорит Б-гу, что не может больше управлять строптивым народом в одиночку. Тогда Б-г велит ему отобрать 70 старейшин (прообраз будущего Синедриона) для участия в руководстве и наделяет их пророческим даром. Двое из этой группы пророчат в стане, что не Моше, а его ученик Иегошуа бин-Нун приведет народ в Эрец-Исраэль. Иегошуа требует наказать «клеветников», но Моше доволен, что теперь у евреев есть и другие пророки кроме него. Б-г посылает огромное количество перепелов тем, кто жаловался на отсутствие мяса в пустыне, а затем поражает недовольных мором. Мирьям, сестра Моше, наказывается «проказой» за несправедливые обвинения в его адрес и покидает стан. Народ ждет ее семь дней до окончания карантина.

Лучшее украшение


В конце раздела Б-г прямо отмечает главную добродетель своего любимого пророка: "А человек этот, Моше, был скромнейшим из всех людей, что на земле" (12:3).

В русском языке есть выражение: "Скромность украшает человека". Еврейская традиция ценит это качество еще выше. Наши мудрецы решительно предостерегают нас от любых форм тщеславия, от поиска славы и почестей. Скромность считается одной из важнейших черт еврейского национального характера. Рассказывают, что умерший двадцать два года назад иерусалимский раввин Шломо-Залман Оербах, повсеместно признанный высшим духовным и галахическим авторитетом мирового еврейства, отказывался вскрывать письма, если на конверте были выписаны его титулы. "Уважайте труд почтальона, - говорил он. - Сколько лишних слов ему надо прочесть, чтобы добраться до имени адресата!"…

Скромность Моше-рабейну поистине беспримерна. Таким же качеством обладали наш праотец Авраам и царь Давид. Авраам называл себя "земным прахом"; Давид говорил, что он - ничтожный червь. Однако Моше оценивал себя еще ниже, говоря, что он вообще ничто. В выражении "скромнейший из всех людей" употребляется слово "адам" - "анав меод миколь ха-адам". Слово "АДаМ" можно рассматривать как аббревиатуру имен: Авраам, Давид и Моше, трех величайших и смиреннейших лидеров еврейского народа. Из всех троих Моше-рабейну был самым великим и самым скромным человеком.

Розенфельд и Зонненфельд

В более близкое к нам время примером скромности еврейского лидера может служить главный раввин Иерусалима в конце 19 – начале 20 веков рав Йосеф-Хаим Зонненфельд.

Ни одно важное мероприятие не осуществлялось в Святом городе без одобрения рава Зонненфельда. Во всех делах его мнение было неоспоримым, и за ним всегда было последнее слово.

Однако, несмотря на свой непререкаемый авторитет, рав Зонненфельд никогда не требовал от людей соглашаться с его решениями. Он лишь мягко говорил, что, по его мнению, следует сделать то-то и то-то, поступить так-то и так-то. Кроме того, он никого не вызывал к себе «на ковер» несмотря на свое положение главного раввина и руководителя общины. Если дело было неотложным, он сам шел к тому, с кем требовалось поговорить или решить какой-то вопрос.

Следующая история наглядно демонстрирует его особую деликатность и скромность в обращении с подчиненными ему людьми.

Рав Зонненфельд жил на нижнем этаже многоэтажного дома. Прямо над ним располагалась синагога, а еще этажом выше - колель (религиозное учебное заведение для женатых мужчин) под названием «Ход» (сокращение от «Холанд-Дойчланд» - Голландия-Германия, по странам исхода большинства учащихся).

Однажды секретарь колеля рав Исраэль Лебель вспомнил, что вдова по фамилии Розенфельд, жившая прямо над колелем, не получила причитающееся ей ежемесячное пособие. Рав Лебель немедленно вызвал к себе служку и велел ему пойти к госпоже Розенфельд и сказать, чтобы она спустилась в контору колеля, получила деньги и расписалась.

Служка был очень исполнительным, но рассеянным человеком. В спешке он забыл, кому именно он должен передать сообщение и вместо вдовы Розенфельд, жившей наверху, спустился вниз к раву Зонненфельду, Остановившись перед дверью главного раввина, он вдруг обнаружил, что забыл и содержание самого послания.

Когда рав открыл дверь, служка вежливо сообщил ему, что секретарь колеля желает о чем-то поговорить с ним.

Рав Зонненфельд, которому было уже почти восемьдесят лет, не удивился и не возразил. Он надел пиджак, взял палку, на которую опирался при ходьбе, и медленно поднялся на четыре высоких пролета лестницы.

Когда секретарь увидел, кто к нему пожаловал, он на несколько секунд потерял дар речи от удивления и смущения. «Что де-де-делает здесь Рав? - пробормотал он, заикаясь, и затем, немного осмелев, добавил: - Если Раву нужно что-нибудь, почему он не вызвал его к себе?»

«Меня позвал к вам служка, - просто ответил рав Зонненфельд. – Он сказал, что вы хотите поговорить со мной. Так я слушаю вас».

Рав Лебель вконец растерялся: «Да разве такое возможно!? Неужели я, находясь в здравом уме, посмею вызвать к себе Главного раввина Иерусалима!? Нет, я не настолько глуп и не настолько грешен. Как может Рав подозревать меня в таком недопустимом нахальстве!?...».

Когда выяснилось, что произошла ошибка из-за рассеянности служки, секретарь колеля долго извинялся перед равом Зонненфельдом и обещал вправить мозги своему забывчивому работнику, чтобы тот внимательнее и ответственнее выполнял поручения.

Однако рав Зонненфельд решительно остановил секретаря и категорически запретил ему не то что делать выговор незадачливому службе, а даже упомянуть ему об этом происшествии. В конце концов, сказал рав, все люди ошибаются; с каждым может такое случиться.

Затем рав Зонненфельд взял свою палку, попрощался с секретарем и вышел из конторы. Но он не вернулся сразу домой. Вначале он поднялся на верхний этаж и постучал в дверь вдовы Розенфельд. Когда вдова открыла, пожилой рав, опустив глаза (праведники стараются не смотреть на чужих женщин), сказал ей, что ее ждет в конторе секретарь колеля рав Лебель, чтобы дать ей пособие…
Количество обращений к статье - 307
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2017, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com