Logo
10-25 июня 2017


 
Free counters!
Сегодня в мире
19 Июн 17
19 Июн 17
19 Июн 17
19 Июн 17
19 Июн 17
19 Июн 17
19 Июн 17










RedTram – новостная поисковая система

Корни и крона
Письмо деду
Елена Богатыренко, маркетолог, Киев


Елена Богатыренко
Здравствуйте, Яков Львович!
Меня зовут Лена, я живу в Киеве. Вы меня не знаете, никогда не видели и будете очень удивлены тем, что вам пишет незнакомая барышня с неизвестной вам украинской фамилией.


Вам о чём-то говорит имя Борис? Вы должны точно помнить, кто такой Борис. Ему было три года, когда вас не стало. Это мой папа. А вы мой дед, которого у меня никогда не было. Вас убили, когда вам было всего 37, у вас был трёхлетний сын Борис, и ваша жена, моя бабушка, ждала второго ребёнка. Вас убили, а через полгода родилась ваша дочь и моя тётя. Её зовут Лиля. Она вас не видела никогда. Так же, как и я.

Знаете, папа всю жизнь считал, что вы умерли от разрыва сердца, когда вам было 46 лет. Так написали в справке, которую однажды прислали вашей семье. И он всю жизнь боялся этого возраста, решив, что тоже умрёт в 46 лет. Потому что он очень на вас похож и, по рассказам бабушки, у вас одинаковые жесты, мимика, интонации, голос. О том, что вас не стало в 37 лет, папа узнал, когда ему было уже 60. Узнал, когда ему разрешили прочитать уголовное дело, в котором вы обвинялись в терроризме, создании антисоветской группировки и ещё каких-то жутких вещах. Вы — владелец небольшой хлебной пекарни и фотосалона, представляли угрозу для огромной страны, и вас расстреляли через 3 месяца после ареста. А семье сообщили, что по результатам так называемого суда вам дали 10 лет лагерей. И они вас ждали эти долгие 10 лет. Маленький мальчик Борис, крошечная девочка Лиля и ваша жена Цива, которую все называли Соней. Она изменила себе имя, чтобы не выделяться и не раздражать тех, кому не нравились евреи. Цива — это же смешно и вызывает повод для насмешек. Соня — просто и понятно.

Вашу семью долгие 10 лет называли семьёй врага народа, и они ждали вашего возвращения. А вы не вернулись. Потому что вас расстреляли. Когда до выдуманного "освобождения" оставался год, они получили письмо со свидетельством о смерти, где было написано "умер от разрыва сердца". Им не сказали, за что вы были арестованы, расстреляны и где ваша могила, а просто прислали бумажку-отписку. И теперь всё, что у меня есть от вас, — это свидетельство о рождении моего отца, в котором записано, что его отец, а значит, мой дед, — это вы, пара фотографий (кстати, у вас был родной брат Шлёма, он где, его где искать, он же был с вами, когда вы приехали в СССР из Польши) и уголовное дело из архивов КГБ, в котором написано "расстрелять".

Знаете, как они жили? Евреев не любили в той стране, куда вы решили переехать (или сбежали). Папа три раза пытался поступать в разные университеты, но ему говорили "ты еврей, у нас квота на вашу национальность, мы тебя не возьмём". Он учился отлично, у него не было ни одной четвёрки в школьном аттестате, он мог бы стать известным конструктором, инженером, врачом или журналистом, но ему пришлось учиться в горном техникуме (вот туда евреев брали охотно), а потом он просто от безысходности оказался в военном авиационном училище в Харькове. И всю жизнь прожил в Беларуси и в Украине. Ваш сын был военным.

Он женился на моей маме. И у него родились сын и дочь. Дочь — это я. Папа отказался давать свою фамилию детям, сказал, что не хочет портить нам жизнь. Он бы, наверное, и национальность вычеркнул из моего свидетельства о рождении, чтобы это никак не помешало мне в будущем, но это ему не разрешили сделать. Поэтому я всю жизнь носила мамину фамилию, а в моём свидетельстве о рождении записано: папа — еврей, мама — украинка.

Фото: из личных архивов

У меня к вам только один вопрос: если, как говорят, евреи очень умные, почему решили сбежать из Польши в СССР? Вас унижали в Польше? Или вам сказали, что в СССР будет жить лучше? Я понимаю, что вы не могли знать всего, что вас ждало, но что мне теперь со всем этим делать? Уже несколько лет я разбираюсь с собственной самоидентификацией, ищу, откуда родом я, вы, моя бабушка, где жили мои предки, и пытаюсь понять, зачем вы это сделали? Зачем вы отправились в страну, в которой человеческая жизнь не стоила и ломаного гроша, где убийство было возведено в ранг божественного правосудия и где в каждой семье были те, кого убили, расстреляли, отправили в лагеря и просто уничтожили как личность.

Мне уже давно не у кого спросить. Бабушка всю жизнь молчала. После вашего ареста она больше никогда и ничего никому не сказала о том, что произошло, где её и ваши родители, почему вас после того, как вы бежали из Польши на территорию тёплой и благодарной Украины, отправили на Урал, где и убили. За то, что вы еврей, владелец маленькой хлебной пекарни, фотограф и отец двоих детей.

Знаете, ваш сын, мой папа, был потрясающим человеком. И мне кажется, что там, где вы сейчас, он помощник самого главного. Помогает тем, кто в растерянности и нуждается в помощи, ищет правду и отвечает на сложные вопросы. Я вам очень благодарна за то, что именно он был моим папой. Если вы там где-то рядом, найдите его, пожалуйста, поговорите, расскажите, каким он был маленьким, как вы его любили и всегда, до самого конца, о нём помнили и беспокоились. Скажите, что вы не знали, что ваше решение покинуть Польшу сломает жизнь всей вашей семье. Для папы было так важно знать, что с вами случилось и откуда он родом.

Я тоже очень хочу с вами поговорить, но это произойдёт нескоро. Пока у меня другие планы. Возможно, я тоже что-то узнаю здесь и к нашей встрече приду подготовленная. А вы пока найдите папу. Ваш сын всю жизнь вас искал.

Яков Львович, я могла бы быть Сарой, Цивой, Беллой, Голдой, Мирьям или Эстер. Но я Лена. Ваша украинско-еврейская внучка. И я вас тоже ищу.


P. S. Мы страна перемешанных наций и "понаехавших". Живём максимум во втором поколении в чужих городах. Вокруг меня практически нет людей, которые выросли в той же местности, где жили их бабушки-дедушки. Мало кто может ответить на вопрос: "Как твой дед оказался в Донецке, почему твоя бабушка переехала в степной безводный Крым из Полтавской области? А кто были их родители? Чем занимались? Как жили 100 лет назад?"

Если ещё есть, у кого спросить, спросите. Если уже нет, ищите, откуда вы родом, собирайте по крохам то, что ещё можно найти, и сохраните это для детей. Чтобы у них не было вопроса "кто я и откуда родом", а страшные события столетней давности не имели ни малейшей возможности повториться вновь.


Количество обращений к статье - 673
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (18)
Гость | 25.06.2017 08:35
Абрам Торпусман! Проблема здесь одна: вы критику в ваш адрес квалифицируете как ПОДЛОСТЬ, а свою подозрительность в отношении автора к еврейским предкам - как доблесть "гордого еврея".
Для укрепления своей позиции вы позвали жену.
А детей и внуков с правнуками позвать не хотите?
Это непотребство в Израиле уже было. Уцелевших в Шоа с вытатуированными номерами называли "мылом".
Вам предложили извиниться - а вы все гоголем, да гоголем красуетесь... Не стыдно?
Наверное, вы какая-то особая персона - что вам позволено бесчинствать - а посты в ваш адрес - почему-то не проходят.
Лина Торпусман, Иерусалим | 24.06.2017 14:19
По-моему, рассказанное - подлинная семейная история. Она волнует из-за фактов, талантливо описанных Леной. Но действительно жаль, что не оглашена фамилия отца. Это досадно, так как Лена ищет родственников по отцовской линии. Как же без фамилии? Причина умолчания неизвестна. Хорошо бы сообщить также и данные людей, изображённых на фото, если это возможно.
Из личного опыта. Один из читателей моей статьи оказался правнуком моего двоюродного деда. По отцу он еврей, фамилия еврейская. Москвич, сын русской мамы, он, конечно, русский. И сын его носит ту же фамилию. И никаких комплексов.
Абрам Торпусман | 24.06.2017 13:16
Гостю 06:34.Я сообщил, что не считаю своё предположение , что Лена стесняется назвать свою еврейскую фамилию, истиной в последней инстанции. Если она сама или человек, близкий ей, назовёт другую, истинную причину странного умолчания, и сообщит, что моё предположение обидело её, готов принести ей (и только ей!) мои искренние извинения. Но вы, г-н Гость, подло назвали мой комментарий "шовинистическим демаршем". Вероятно, вас зацепило моё упоминание о наличии антисемитизма в современной Украине. Я восхищаюсь Революцией достоинства, но утверждать, что антисемитизма теперь там вовсе нет, - враньё, сродни гнусному советскому утверждению, что с антисемитизмом у них покончено навсегда...
Гость | 24.06.2017 06:34
Господин Торпусман должен осознать, что он ошибся и извиниться перед автором и участниками форума, которых он оскорбил своим шовинистическим демаршем. И Израиль, и Украина - страны многонациональные, многоконфессиональные, многоукладные, и подозрительная ревность в большинстве таких сообществ - не в чести. Об этом хорошо написал уважаемый и заслуженный человек - Дмитрий Якиревич.
Гость Иосиф, Нешер | 23.06.2017 13:47
Дорогие Абрам и Илья! Это я, сам того не желая, вызвал полемику между вами, сознавшись, что принял письмо Лены за реальное, в то время, как другие увидели в нем литературный рассказ. Мне больно видеть, как два достойных человека стараются поддеть друг друга там, где им следовало бы дружить. Я ведь понимаю, почему они это делают - жизнь приучила быть ершистыми. Сделайте мне одолжение и прекратите спор. Давайте жить дружно. Вы оба мне симпатичны. Искренне ваш Иосиф
Илья Ройзман | 23.06.2017 10:03
Господин Торпусман! До сих пор казалось, что мы дискутируем. Но Ваше последнее послание заставляет усомниться в том, что это так: Вы настолько рассердились, что рассуждения перешли в скандал. Не буду прибегать к характеристикам и личным обвинениям против Вас (это мне не нравится), ибо каждое моё слово Вы используете не предметно, а для личных обвинений. Самое лёгкое из них: “Многословно оскорбив оппонента…”. Где же это я Вас оскорбил? Или где же это я утверждал, что рассказ Елены является придумкой? Мне непонятны Ваши длинные рассуждения по поводу изменений еврейских имён в семье Елены. Вещь хорошо известная, и ничего тут ни прибавить, ни убавить. Но они вряд ли могут убедить в том, что автор рассказа должен приводить анкетные данные своих героев или разыскивать родственников посредством публикации рассказа. Не буду бросаться обвинениями на личном уровне: мы с Вами не знаем друг друга. Возможно, Вы меня не во всём поняли, если говорите о компетентности/некомпетентности. А я-то рассуждаю о вкусе. И это не всегда совпадает с компетентностью. Вкус воспитывается с детства. Это то, что получается из дома, а также десятилетия не только чтения хороших книг, но и посещения (в Вашем случае ленинградских) музеев и выставок, зала филармонии (теперь она носит имя Д. Д. Шостаковича), проникновения в красоту питерско-ленинградской архитектуры. Как говорят, неверно спорить о вкусах. В чём-то Вы вызвали у меня сомнения. По жизни я несколько раз обжигался. Например, когда пытался объяснить людям, далёким от музыки, что Шостаковича надо любить. Непонимание вызывало, если не оскорбления, то обвинения в том, что “сам ты ничего не понимаешь”. Видно, ничего Вам не докажу. Сожалею, что вызвал Вашу бурную реакцию. Ведь хлопать дверью – это уже скандал. Насчёт того, я что “приплёл” Огурцова, – не думал, что Вы так воспримете ситуацию, стопроцентно совпавшую с Вашим подходом. Здесь хватило бы немного самоиронии. Разве Огурцов тоже не требовал фамилии персонажа интермедии? На “некомпетентного и самоуверенного” не стану отвечать, ибо речь идёт не о компетентности, а о вкусе, так сказать, воспитанности. В остальном же желаю и Вам быть здоровым. И я говорю это без малейшего раздражения, с уважением к Вашей учёности, о которой Вы сообщили.

Илья Ройзман, Москва
Гость | 23.06.2017 08:24
Леночка Богатыренко совершенно права, что не "обнародовала" фамилии еврейских предков. Это мудрый поступок, потому как "народный глас", который столь непреклонно-навязчиво демонстрируют иные пуристы "самости" - весьма немелодичен.
СССР был страной всеобщего геноцида: всех наций, социальных слоев и классов. Фамилии и анкеты менялись тотально и по разным причинам и поводам. К филологии и этнологии это не имеет никакого отношения. Это борьба Власти против Личности. У Евгения Евтушенко тоже фамилия по матери, а не по немецкому отцу - Александру Гангнусу.
Так что - будем и ему выедать печень?
А потом будем резвиться с личностями-персонами израильских государственных деятелей, менявших фамилии поголовно...
Да и вообще - когда возникли у людей фамилии, и что в них такого особо сакрального - ведь паспортная
инвентаризация двуногих введена не так давно...
Невольно вспомнил известную сентенцию Алексея Хвостенко, которую когда-то использовал для эссе "Занимательная этнофрения":

"Человека - его оболочку и мысли -
не следует знать
ни одной собаке на свете...".

Моя мама Сара, родившаяся в маленьком еврейском местечке, где был рожден и я, - научила меня, что обыватели - как выедатели печенки, так и просто подозреватели, - главная причина всех бед отдельно взятого суверенного Божьего человека. Обыватель боится Персону, потому как она сама по себе, и не охвачена его дружным сплоченным коллективом. Боязнь не требует окончания университета: ни Оксфорда, ни Душанбе, ни Беркли, ни Рязани, ни Ленинградского - не к ночи будь сказано...
Вот вам и вся лингвистика с ономастикой и нац-казуистикой...
Вспомнилась далекая юность эпохи борьбы за советский творческий дарвинизм. Учителя биологии - сеятеля лысенковских идей мы именовали почему-то "Деляга в чунях" (чуни - это такие обрезанные резиновые сапоги, надевавшиеся на валенки и стеганую обувь - бурки) и всегда смеялись - непонятно почему.
Сейчас - понятно: нельзя в чунях лезть в немыслимо высокие азы знания, а в человеческую душу - и подавно...
Абрам Торпусман | 22.06.2017 22:29
Уважаемый Илья!
Ваше письмо начинается словом "обидно". Многословно оскорбив оппонента вздорным обвинением в некомпетентности, ощущаете себя невинной жертвой, когда Вам ответили так же, но короче. По существу: письмо, предназначенное для опубликования в печати, является литературным произведением. Мы с Вами поспорили не о жанре, а о том, является ли оно придумкой или выражает подлинную семейную боль автора. Если Вы полагаете его "чистой литературой", то могли бы попытаться объяснить, почему автор, сообщив читателю имя и отчество своего "мнимого" деда, имя бабушки (еврейское и "общее"), имя дедова брата, своих отца и брата, скрывает фамилию деда и отца. В чём суть этого литературного приёма? Я по своему научному занудству порылся в тексте и нашёл ответ. "Она изменила себе имя, чтобы не выделяться и не раздражать тех, кому не нравились евреи. Цива — это же смешно и вызывает повод для насмешек. Соня — просто и понятно". Елена пишет правду о своей семье. Фамилия деда и отца - это и её подлинная фамилия, не "по матери". Зачем высвечивать её и раздражать кого-то? Богатыренко - так просто и понятно, этого достаточно.
Понимаю, что моё рассуждение - не истина в последней инстанции, его можно оспорить. Может, у Вас нашлась бы другая гипотеза. Но Вы, неколебимо уверенные в своём "литературном вкусе", решили моё мнение просто высмеять и приплели для этого забавного героя, исполненного Игорем Ильинским. Ваше вторжение в абсолютно чуждую Вам область литературы оказалось провальным. Пререкаться с некомпетентным и самоуверенным оппонентом больше не стану. Будьте здоровы.
Илья Ройзман | 22.06.2017 10:56
Уважаемый Абрам Торпусман! Обидно, что Вы, вместо того, чтобы ответить по существу на моё замечание, пререкаетесь, пытаясь зацепиться за что-то. Вы делаете вид, что не заметили вопрос об отношении к литературе как заполнению анкеты. Или использованию её в качестве инструмента в поиске родственников. Вот об этом надо было сказать. Но уж очень не хочется признаться в оплошности. Вам не понравилось, что рассказ рассматривается в качестве литературного опыта. Эту квалификацию Вы даже закавычили. А какой же это опыт? Музыкальный что ли? И почему Ваше раздражение вызывает слово "опыт", если речь идёт об авторе, который в качестве литератора не известен? Ваше желание считать этот опыт конкретным письмом настолько сильно, что в доказательство Вы приводите фотографию родственников автора, иллюстрирующую рассказ. "Просветите, будьте добры, нас, невежд",- иронизируете Вы, доказывая, что письмо Елены это не "мистификация", ибо прилагается фотография - значит, письмо аутентичное, которое прямо подавай на регистрацию. Интересное доказательство и, вообще, странное, на мой взгляд, восприятие (почему-то Вы хотите говорить от имени всех: "нас", хоть все комментаторы говорят о рассказе или даже эссе). Ведь Вы пытаетесь отмести огромный пласт литературы, содержащий эпистолярную форму выражения взглядов писателя: от Чехова и Горького до Довлатова и Войновича. Не имея возможности ответить по существу, Вы рассуждаете в манере: "А ты - кто такой?" - и рассказываете о своём филологическом образовании. Читателю электронной газеты это мало о чем говорит, ибо литературный вкус - это ещё не дипломная корочка. О своей собственной учености или неучёности - не буду, - это не имеет отношения к делу. Не надо "съесть собаку" (этим оборотом Вы хотели "дать сдачи") в литературе, чтобы проявить чуть-чуть вкуса и понять, что форма письма – это лишь приём. А не буквальное письмо. И Ваньке Жукову тоже простим то, что написал в адресе: "На деревню дедушке". Но тут к нему нет претензий, они, скорее, к автору другого рассказа. Что ж это, писал письмо, а адреса не дал?

Илья Ройзман, Москва.
Абрам Торпусман, Иерусалим | 21.06.2017 23:51
Уважаемый Илья Ройзман! Если Вы имели неосторожность (прошу обратить внимание, что я ничуть не хочу Вас обижать и пользуюсь мягким словом) счесть тёплое и трогательное письмо Лены "литературным опытом", то как тогда Вы расцениваете приведенную фотографию из личного архива? Мистификация? Художественный вымысел? Просветите, будьте добры, нас, невежд.
Что касается Вашего тонкого предположения, что "литература - не моя специальность", обрадую: Вы попали в точку. Я, хотя и окончил Ленинградский университет с дипломом филолога, далее специализировался в области лингвистики, а не литературоведения. Поэтому, скрепя сердце, вынужден согласиться с Вашим компетентным (и тактичным) поучением: "Литература - совсем не то, чем она мне кажется". Вы-то, не сомневаюсь, в литературе собаку съели.
Гость Иосиф, Нешер | 21.06.2017 12:21
Уважаемая Лена! Попробую объяснить, почему ваш дед выбрал СССР. А что ему оставалось? В 30-х годах ХХ-го века Германия вела откровенную антисемитскую политику, уничтожая евреев. Франция отправляла своих евреев в немецкие концлагеря. США, Англия и др. не пускали евреев в свои страны. В Польше поляки убивали евреев, не дожидаясь прихода немецких войск (Вы слышали о городке Едбавне? )
А СССР вел интернациональную политику и пропаганду!
Вы, конечно, знаете о пакте Молотова - Рибентропа. Мой отец Письменный Лев Айзикович, еврей, родившийся и почти всю жизнь проживший на (в) Украине, рядовой Красной (Советской) Армии в 1939 году был послан на войну с Польшей и всю жизнь воспринимал эту войну как освобождение братьев - западных украинцев и белорусов. Будучи в Польше, он разговаривал с местными евреями, и они объяснили ему, что эвакуация на Урал и Сибирь - лучше, чем немецкая оккупация и гетто. Вот ваш дед и отправился в СССР.
Иосифу | 20.06.2017 13:42
То, что дедушка Елены был реальным человеком, не вызывает сомнения. Но и то, что Елена облекла свои переживания в форму рассказа, не меняет дела. Рассказ на тему о реальных событиях. Плюс, конечно, как обратил внимание один из комментаторов, это литература. И давайте учитывать все эти аспекты, пребывая в поле культуры.
Гость | 20.06.2017 10:49
Леночкино эпистолярное эссе - выше всяких похвал, и трогает душу любого чувствующего, нормального, порядочного, цивилизованного человека.
К сожалению, среди людей немало и обывателей - как простых, так и заслуженных. Обыватели - не виноваты, что они подозреватели: такими их сделали родители.
Они делят людей на евреев и неевреев, а евреев - на хороших, правильных - и плохих, неправильных. Тут им хоть кол на голове теши.
В Израиле много всякого. Именно в этом смысле, где есть место всякой персоне, - это центр мира. Здесь столько разноцветных библейских печальных глаз и лиц, столько разномастных философских лбов - что диву даешься. СМИ вопят черт-те-что, а люди - живут своей повседневной тяжкой неправильной жизнью, невзирая на подозревателей Ави с Мордехаями.
Моя мама Сара говорила: "Обыватели хуже фашистов". Против фашизма, как идеологии, есть международные законы. А против обывательства, как способа понимания жизни - законов нет и не будет. Их можно только не пустить дальше порога...
Мне нравится это издание и особенно этот номер, потому, что в нем редакция смогла поместить самые разнообразные проявления жизни во всех аспектах и противоречиях. По сути - это цель настоящей журналистики. Как старый "газетчик", я не могу об этом не писать: в моем представлении журналистика всегда представлялась не кулинарией, и не машиной, а архитектурой. И хорошо, что редакция из года в год, здание за зданием - выстраивает город, который люди разных поколений и стран считают своим!
Гость Иосиф, Нешер | 20.06.2017 07:32
Уважаемая Лена! Очень сильно написанное письмо. Когда читал, был уверен, что это реальное письмо.
Тут некоторые читатели считают, что это рассказ.
В любом случае - вы очень талантливы.
Илья Ройзман | 19.06.2017 10:48
Уважаемый Абрам Торпусман! Редко пишу комментарии, но сейчас решил. Когда прочитал рассказ Елены Богатыренко из Киева, то воспринял его как литературный опыт. Может быть первый. А может быть и вполне зрелый. Написано добротно. Во всяком случае, я нашёл в этом литературу и раскрытые еврейскому миру и просто людям объятия милой женщины. И меня очень удивило Ваше замечание, сделанное, Елене,не назвавшей в рассказе-письме фамилию своего деда. Разве литература это заполнение анкеты? С указанием всех данных о родственниках до какого-то колена? Каждый в силу своего образования и развития может предъявлять разные требования к авторам литературных произведений. Но не любые из этих требований целесообразно выносить на суд общественности. Во всяком случае, надо быть уверенным в безупречности своего литературного вкуса. В этой связи вспоминается товарищ Огурцов, герой известной кинокомедии, требовавший, борясь с обезличкой, назвать со сцены анкетные данные сатирического героя.
Видимо, Елена не ставила себе задачей и поиск потомков дяди Шлёмы. В противном случае она бы не написала хороший рассказ, а обратилась в соответствующее бюро.
Не хочется Вас обижать, но поскольку литература, как видно, не Ваша специальность,то Вы и не обидитесь, если отметить, что литература совсем не то, чем она Вам кажется.
Илья Ройзман, Москва.
Абрам Торпусман | 17.06.2017 10:50
Лена всё-таки стесняется назвать фамилию деда и отца. Градус антисемитизма в Украине, говорят, очень сильно понизился, но - никуда не делся. А зря Лена стесняется. Глядишь, и родственники бы отыскались (хотя бы потомки дяди Шлойме), и что-то о жизни прадеда с прабабушкой рассказали бы...
Тронутый Гость | 16.06.2017 23:16
Неплохой рассказ, трогательный. Забавно: мой дед тоже перебрался, в свое время, из Польши в СССР. Я так понимаю, что Польша тогда считалась глухой провинцией, и люди хотели попробовать себя "на большой арене". В те времена трудно было понять, что собой, в реальности, представляет "первое в мире государство рабочих и крестьян". Однако, братья деда, оставшиеся, в Польше, и их родители погибли в Холокосте. Вот тебе и пожалуйста...
Д. Якиревич | 16.06.2017 17:33
Леночка! Очень трогательное письмо. Прямо берет за душу. Как много Вы сумели выразить! Очень человечно. И по-еврейски, и по-украински. Созвучно тому, что ощущают сегодня украинцы как граждане Украины: собственно украинцы, евреи, русские, татары, армяне, грузины...
Страницы: 1, 2  След.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2017, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com