Logo
12-28 сент.2017


 
Free counters!
Сегодня в мире
17 Окт 17
17 Окт 17
17 Окт 17
17 Окт 17
17 Окт 17
17 Окт 17
17 Окт 17
17 Окт 17
17 Окт 17



 






RedTram – новостная поисковая система

Это - мы
Хранитель тайн
Лев Пинскер, «Новости недели»

Нет-нет, не пытайтесь вспомнить! Он не участвовал в международных конкурсах парикмахеров, никогда не входил в список выдающихся мастеров своей профессии, да, наверное, и не был таковым. И все же он был одним из самых знаменитых парикмахеров Израиля, а портреты его клиентов с отнюдь не модельной стрижкой то и дело мелькали на страницах газет. Давид Бен-Гурион, Менахем Бегин, Моше Даян, Эзер Вейцман, Ицхак Рабин, Хаим Ласков, Рехаваам Зеэви… - да разве всех перечислишь?!

На протяжении многих десятилетий Шмуэль Нисанов был главным парикмахером мужской половины военной и политической элиты страны. И хранителем тайн своих именитых клиентов. Не государственных – личных.

Шмуэль Нисанов (1921-2017)

Шмуэль Нисанов родился в Бухаре в кровавом 1921 году, а в 1926-м вместе с родителями бежал в подмандатную Палестину. Бежали Нисановы от всех сразу – и от Советской власти, и от басмачей, и от местных националистов.

В Иерусалиме семья приживалась с огромным трудом, и Шмуэлю уже лет с семи пришлось совмещать учебу с работой. Он таскал по домам воду, разносил покупки, подметал улицы, а когда немного подрос, нашел место помощника парикмахера. Здесь Шмуэль Нисанов и освоил азы парикмахерского искусства, но вовсе не собирался делать его своей профессией.

В 1948 году, в дни Войны за Независимость, Нисанов оказывается на фронте, почти сразу же получает тяжелое ранение в ногу и попадает в полевой госпиталь, развернутый на одной из баз новорожденной израильской армии. Однажды к нему обратился товарищ по палате с просьбой помочь ему побриться. Нисанов "тряхнул стариной" и не только идеально выбрил, но и подстриг приятеля. Увидев, что у молодого бухарского еврея все получилось почти, как у профессионального парикмахера в каком-нибудь салоне "буржуазного" Тель-Авива, к Нисанову с просьбой подстричь и побрить обратился другой раненный, затем третий – словом, к "парню с хорошими руками" выстроилась целая очередь. А на следующее утро на стул перед кроватью Нисанова уселся командир базы, будущий прославленный генерал Исраэль Таль. "Ну-ка, - сказал он, - покажи, правду тут ребята говорят, что ты парикмахер, или просто так языком треплют!"

Вскоре наш герой уже работал в парикмахерской Кирии - расположенной в центре Тель-Авива военной базы, где тогда, как и сегодня, размещались Генштаб и министерство обороны. В обязанности сверхсрочника Шмуэля Нисанова входило обслуживание офицеров в звании от майора и выше. Ну, а поскольку стрижка и бритье являются неотъемлемой частью армейской жизни, то Нисанову поручили заодно создать парикмахерские на всех базах ЦАХАЛа и обеспечить контроль над ними. То есть, по сути дела, он стал главным цирюльником Армии обороны Израиля.

В кресле Нисанова – Ицхак Рабин

Приезжавшие в Кирию премьер-министр и члены правительства тоже любили стричься у Нисанова – то ли потому, что это было бесплатно, то ли не хотели, чтобы их видели и фотографировали в столь интимный момент, и на территории Кирии чувствовали себя в этом плане в полной безопасности. Вот так в числе клиентов Шмуэля оказался Давид Бен-Гурион, а в свое время – и Менахем Бегин.

Считается, что популярность Нисанова у политиков того времени объяснялась тем, что они, в отличие от нынешних, не предъявляли особых требований к своей внешности. "Главное, чтоб было аккуратненько!" – вот был девиз Бен-Гуриона, а затем и Бегина. И Нисанов делал им "аккуратненько".

Но дело, безусловно, было не только в этом, а может быть даже совсем не в этом. Шмуэль Нисанов обладал каким-то особым обаянием, его умение располагать к себе было так велико, что через минуту каждый, кто садился в его парикмахерское кресло, чувствовал себя его лучшим другом и заводил откровенную беседу. Известно, что он был единственным человеком, перед которым Моше Даян снимал глазную повязку вне дома, и этот факт говорит о многом. Не случайно, когда Шмуэль демобилизовался и открыл в Иерусалиме собственную небольшую парикмахерскую "Салон Нисанов", Ицхак Рабин, Эзер Вейцман и другие генералы продолжали стричься и бриться у него. Иногда возле его парикмахерской выстраивались сразу несколько генеральских машин, словно это филиал Генштаба. Нисанов усаживал генералов дожидаться своей очереди, а водителей направлял в свою квартиру, располагавшуюся прямо над парикмахерской, и его жена поила их чаем со сладостями. И пока водители блаженствовали у него на кухне, Шмуэль Нисанов обслуживал своих высокопоставленных клиентов, ведя с ними долгие разговоры "за жизнь".

На бар-мицве Эйтана Нисанова – боевой генерал Рехаваам Зеэви

Так как у Нисанова был самый высокий допуск секретности, время от времени его вызывали в резиденцию главы правительства - "привести премьера в порядок". Бывал он и на самых секретных базах ЦАХАЛа; его вызывали даже для стрижки израильских разведчиков перед заброской за пределы Страны.

Возможно, злопыхатели правы, когда говорят, что Шмуэль не был выдающимся парикмахером. Но уж мастером мужской стрижки, отточившим свое искусство за многие годы, он, безусловно, был. И, разумеется, учитывал, как его клиент будет выглядеть на трибуне Кнессета или на снимке в газете. А для многих политиков он был близким другом - может быть, именно потому, что сам никогда не вел разговоров о политике, хотя ни для кого не было секретом, что он поддерживает национально-религиозную партию МАФДАЛ. Ни кипа на голове Шмуэля, ни личные взгляды не мешали откровенничать с ним ни правым, ни левым.

Наверняка Шмуэль Нисанов знал о личной жизни выдающихся военных и политических деятелей Израиля столько пикантных подробностей, что вполне мог написать мемуары, которые стали бы бестселлером. Но он этого не сделал. И не потому, что не умел писать - в конце концов, мог бы нанять спичрайтера, - а потому, что был и до конца своих дней остался хранителем тайн. Не государственных – личных. Шмуэль Нисанов проработал у своего парикмахерского кресла почти до 90 лет. Лишь в 2009 году он решил, что может позволить себе уйти на пенсию. И вместе с его парикмахерской в Иерусалиме закрылась еще одна страница израильской истории.

יהי זכרו ברוך
Количество обращений к статье - 655
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (1)
Наблюдатель | 18.06.2017 10:50
Достойный израильский цирюльник, круче чем в опере его севильский коллега.
Что мы знаем об этой вечной профессии?
Во-первых, строчку Мандельштама (1933г.):"Власть отвратительна, как руки брадобрея"
Во-вторых, в московском ЦДЛ, где, как правило "под градусом", прихорашивались инженеры человеческих душ служил пожилой еврей-виртуоз этого искусства (да, это не ремесло, а рукотворная поэзия).Знал тысячи анекдотов, которые в процессе работы, не умолкая, рассказывал своим клиентам.
Однажды к нему в кресло сел Юрий Олеша. На обычный для парикмахера вопрос :"Как вас подстричь?" Олеша ответил:" Без слов".

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2017, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com