Logo
1-10 сент. 2017


 
Free counters!
Сегодня в мире
23 Сен 17
23 Сен 17
23 Сен 17
23 Сен 17
23 Сен 17
23 Сен 17
23 Сен 17









RedTram – новостная поисковая система

На еврейской улице
Родом из Поневежа
Зиси Вейцман, Беэр-Шева

«Вползаю в старость, как в окно,
И чувство у меня такое,
Как под огнём на поле боя,
Где что ни миг - осколок воет,
И каждый метит прямо в лоб…»

             (Перевод с идиша: Валентин Тарас).

Еврейский поэт Хаим Мальтинский, автор этого исповедального стихотворения и еще многих книг, человек необычайно трудной судьбы, ничуть не лукавил. Война в действительности перевернула всю его жизнь. В июне 1941 года он добровольцем ушел на фронт. С первого и почти до последнего дня войны был в окопах С боями прошел путь от Минска до Сталинграда, дошел до логова противника, где 24 апреля 1945 года под Берлином был тяжело ранен в обе ноги, и одну пришлось ампутировать. За участие в боях с гитлеровцами он получил первостепенные награды: в 1941 году – медаль «За отвагу», в 1943 – орден Красной звезды, в 1944 – орден Великой Отечественной войны и другие. Вернувшись в Минск, Мальтинский узнал о гибели родных, в том числе матери, жены и семилетнего сына, которых нацисты уничтожили в Минском гетто.


…Хаим Мальтинский (на снимке) родился 8 августа 1910 года в семье ремесленника в литовском городке Поневеж (Паневежис) Ковенской губернии, половина населения которого накануне Первой мировой войны составляли евреи. С 1915 года жил в Витебске. Учился в хедере и затем в еврейской школе, позже переехал в Минск. Рано вступил в комсомол, был молодежным вожаком - инструктором в комсомольских организациях Белоруссии. Одно время даже пришлось трудиться трактористом в одном из совхозов на Украине. Окончил пединститут в Киеве по специальности еврейский язык и литература (тогда этот вуз назывался институтом народного образования).

Первые стихи напечатал в 1927 году в газете «Дэр юнгер арбэтер» («Молодой рабочий», Минск), затем его публикации появились в других минских изданиях – газете «Октябэр» и журнале «Штерн» («Звезда»). Также его стихи были опубликованы в московском журнал «Юнгвалд» («Поросль»). Переводил на идиш и публиковал в еврейских изданиях произведения известных тогда белорусских и русских поэтов.

В стихотворении «Мит а клумикл» («С котомкой»), датированном 1930 годом, Мальтинский с улыбкой рассказывает, как начинался его поэтический путь. «С вещмешком в мои 20 лет, низкорослый и худой, в рваных, пыльных ботинках, с лоснящейся кучерявой головой под солдатской буденовкой прибыл я в большой город к поэтам… Все люди большого города следили за моей походкой. И кто бы из них догадался, что в припрятанную в котомку рубаху завернуты буханка хлеба и мои стихи…»

Одна за другой появляются его книжки, и молодой Мальтинский становится в Белоруссии одним из популярнейших еврейских поэтов и прозаиков. Первая книжка стихов «Ви дос лэбн тайер» («До̀рог, как жизнь», Харьков-Киев) вышла в 1931 году, затем поэтический сборник «Ундзэр хор» («Наш хор», Минск, 1933), книжка рассказов «Киндер» («Ребята», Минск, 1933), пьеса для детей «Аф дэр вышке» («На вышке», Минск, 1934). В 1934 году редактировал пионерскую газету «Юнгер ленинец» («Юный ленинец»), издававшуюся в Минске в 1929-1937.

Чтобы представить себе полную картину, как упорно работал и часто издавался Хаим Мальтинский в тридцатые годы, следует дополнить этот список еще несколькими книжками для детей и юношества, для которых характерно оптимистическое, восторженное восприятие жизни. Все они вышли в Минске, в еврейском издательстве Белоруссии: пьеса «Фаран а форпост» («Стоит форпост»,1935), «Гейн зол их гринг» («Чтобы легко шагалось», стихи, 1936), «Он а шотн» («Без тени», стихи,1936), «Фар бридэрлэх ун швэстэрлэх» («Братишкам и сестренкам», 1939. Очерк о бригадире тракторного отряда – «Арон Кислер» (в серии брошюр о героях труда) был выпущен в Киеве в 1939 году.

Новый, 1937 год начался для Мальтинского выступлением на минском радио в литературно-художественной передаче, что свидетельствует о популярности поэта. Передача была приурочена к недавно принятой «сталинской конституции» (5 декабря 1936 года). Как и другие еврейские писатели республики, Изи Харик, Мойше Кульбак, Айзик Платнер, Мендель Лифшиц, он выступил со своими стихами на мамэ-лошн. Также в радиопередаче звучали стихи еврейских поэтов в переводах на русский, украинский, белорусский и грузинский языки в исполнении артистов Белорусского ГОСЕТа Юдифь Арончик и Э. Пикельчик.

… Отгрохотала страшная война, и поэт-фронтовик вернулся домой, в разрушенный Минск. Здесь, 2 марта 1942 года было расстреляно около пяти тысяч узников гетто, включая 200 сирот из детского дома вместе с медперсоналом и воспитателями. На этом месте, ставшем мемориалом «Яма» , в 1947 году был установлен обелиск, на котором выведен текст, написанный по-еврейски Хаимом Мальтинским: «Светлая память на вечные времена 5 тысячам евреев, погибших от рук лютых врагов человечества – фашистско-немецких злодеев…»

Оставшись без близких ему людей, покинул разбомбленный Минск и уехал в Москву, где жил некоторое время. В газете «Эйникайт», пока ее через несколько лет не закрыли, публиковались его стихи о войне. Во второй раз Хаим Мальтинский женился на родной сестре погибшего в бою еврейского поэта Генаха Шведика (1914-1942).

«Я никак не пойму,
Отчего, почему
Мне припомнился фронт вдалеке,
Где ни разу не смог
Хоть бы букву, хоть слог
Записать на родном языке.
Здесь бои, всё бои,
А погибну в бою,
Кто бы поднял бумажки мои,
Кто бы понял, о чём я пою…
Не писал, не печатал, а запечатлел
Я стихи свои в сердце моём,
А как только войне
Был положен предел,
Я вернулся в свой дом,
Записал их потом
».
           («Я никак не пойму…»
            Перевод с идиша: Лев Озеров)

В 1947 году Мальтинский уехал на Дальний Восток, в Биробиджан, где, как ему казалось, после войны остался маленький островок еврейской культуры. В 1947-1949 гг. он руководил областным издательством и редактировал литературный альманах «Биробиджан», сотрудничал в газете «Биробиджанер штерн».

На день Победы 9 мая 1948 года в газете «Биробиджанская звезда» была опубликована поэма Х. Мальтинского о Герое Советского Союза. бывшем рабочем биробиджанского обозостроительного завода Иосифе Бумагине. В боях за польский город Бреслау (Вроцлав) он закрыл своим телом амбразуру вражеского дзота, мешавшего продвижению наступающей части. Перевод этой поэмы на русский язык был специально сделан Михаилом Светловым и занял целую газетную полосу. В этом же году в оригинале, на идише, в одном из последних выпусков альманаха «Биробиджан» была напечатана поэма «Двойрэ». В сентябре 1948 года в самом просторном помещении редакции газеты «Биробиджанер штерн», где обычно проходили партийные и общие собрания, состоялся творческий вечер Хаима Мальтинского. Поэт предложил собравшимся свою новую поэму «Двойрэ». Об этом вскоре сообщила газета «Эйникайт» (23. 09.1948), подчеркнув, что «на вечере присутствовали партийные и советские работники, писатели, артисты, рабочие-стахановцы, учителя и другие, между которыми происходил обмен мнений. Большинство выступали, отметив большую удачу поэта, новое в его творчестве…»

Но самой большой удачей в Биробиджане Мальтинский считал рождение в 1950 году дочери, которую назвали библейским именем Эстер.

Но мрачный антисемитский период борьбы с еврейским «буржуазным национализмом», длившийся годы по всей огромной стране, не обошли и её восточную окраину - Биробиджан. Состряпанное из ничего «биробиджанское дело» стало завершающей частью уничтожения Еврейского антифашистского комитета (ЕАК), по которому проходили руководящие работники ЕАО (Александр Бахмутский, Михаил Левитин и др.), а также писатели и журналисты Бузи Миллер, Люба Вассерман, Нохем Фридман, Исроэл Эмиот, Гешл Рабинков... В эти годы - 1949, 1950 и 1951происходили их аресты. Прозаика Сальвадора Боржеса, приехавшего в 1935 году из Бразилии на советский Дальний Восток строить светлое еврейское будущее, на сей раз не тронули. Посчитали, что хватит с него и довоенных репрессий. Отовсюду с работы его уволили – из радиокомитета, из областной библиотеки, Боржес вынужден был ходить по домам и взимать с жильцов месячную плату за пользование бытовой радиоточкой. Примерно то же самое происходило и с Мальтинским. После закрытия в области всех очагов еврейской культуры: издательства, литературного альманаха «Биробиджан», театра, школы, где поэт мог применить свой талант, Мальтинскому, следует заметить, еще повезло: на момент ареста 18 мая 1951 года органами МГБ он работал товароведом местной прядильно-ткацкой фабрики. В тюрьме его пытались сломить и морадьно и физически, отобрав протез, чтобы заставить ползти из камеры на допрос к следователю.

Из архивного дела П-80190: «Мальтинский Хаим Израилевич осужден в Москве военной коллегией Верховного суда СССР по ст. 58-10-11 УК РСФСР на 10 лет исправительно-трудовых лагерей. Освобожден в ноябре 1955 года. Реабилитирован 28 декабря 1955 года за отсутствием состава преступления…»

Отбыв срок в каторжных северных лагерях за преступления, которые не совершал, Хаим Мальтинский возвратился к жене и дочери, жившим в Намангане. В Узбекистане семья Мальтинских прожила до 1960 года, затем перебралась в Минск.

С начала 1960-х вошел в состав редколлегии журнала «Советиш Геймланд», в котором публиковал стихи и эссе. Главный редактор журнала Арон Вергелис считался с талантом и мнением Мальтинского и его фронтовым прошлым, хотя через годы как администратор пошел на попятную, выпив из него, как говорится, немало крови. Большое количество поэтических произведений было им напечатано в в варшавских изданиях «Фолкс-штимэ» и «Идише шрифтн».В 1965 году в издательстве «Советский писатель» вышел коллективный сборник поэзии «hоризонтн», в котором были помещены 17 стихотворений Мальтинского. Его стихи и пьесы переводили на белорусский язык лучшие поэты Белоруссии: в 1963 году в Минске вышли сборник «Поплеч с сынамi yciмi» («Плечом к плечу со всеми сыновьями»), книжка «Аднаактовыя пיесы» (1964), а в 1967 – «На сонечным баку» («На солнечной стороне»). В эти годы теплые рецензии на его произведения были опубликованы в журналах «Советиш Геймланд» (№12, 1965), «Беларусь» (№7, 1963), «Полымя» (№11, 1963).

Когда в начале семидесятых Мальтинский дал своим детям (дочери Эстер и сыну Геннадию, родившемуся в 1957-м,) разрешение на выезд в Израиль, союз писателей, прогнувшийся под всемогущей конторой под названием КГБ, срочно «принял меры»: было созвано открытое партийное собрание, на котором поэта заклеймили как «сиониста и предателя», исключили из партии. Кстати, в её ряды Мальтинский вступил еще на фронте, в 1943 году.

Это уже был второй случай, когда Мальтинского исключали из писательского сообщества. Его друг, поэт и прозаик Гирш Релес (1913-2004) в своей книге «Еврейские советские писатели Белоруссии» (Минск, 2006) вспоминает, что впервые это произошло в довоенные годы. В одном из своих стихотворений Хаим допустил (по мнению одного руководящего лица) политическую ошибку. Его исключили из союза писателей, заодно из комсомола, выгнали из редакции, в которой работал. Потом, разобравшись, восстановили. Правда, в то людоедское время могло быть и гораздо хуже.

В Израиле начался новый взлет творческой деятельности Мальтинского длившийся более десяти лет. Вокруг солидного издания на идише «Иерушолаимер альманах» группировались крупнейшие литературные силы страны: прозаики и поэты Йосеф Керлер (редактор), Меер Елин, Рохл Боймвол, Зямэ Телесин, Гирш Ошерович, Мотл Сакциер, Меер Харац, Эли Шехтман и, конечно, приехавший Хаим Мальтинский. Здесь (все в Тель-Авиве) выходят его новые книги стихов «Ди эрд фарштэйт» («Земля внемлет», 1976), «Майн мамэс онблик» («Взгляд моей мамы», 1977), «Майн димьен-брик» («Мой придуманный мост», 1978), «Фрише винтн» («Свежие ветра», 1980). Отдельно в ряду изданных в Тель-Авиве книг стоит автобиографическая проза, в основном, воспоминания: «Дер москвэр мишпэт ибэр ди биробиджанер» («Москковский суд над биробиджанцами», 1981), «Ин зибн зунэн» («В семь солнц», 1983). Незадолго до кончины в тель-авивском издательстве «Герангл» вышла его книжка прозы «Дер дройсн-мэнч» («Человек с улицы»).

Умер Хаим Мальтинский 7 февраля 1986 года в небольшом городке Ор-Иегуда, неподалеку от Тель-Авива, в котором он поселился, чтобы ввиду своего физического состояния быть поближе к издательствам.

В завершение далеко не полных заметок об этом замечательном еврейском поэте - стихотворение Мальтинского в одном из блестящих переводов Варлама Шаламова, автора «Колымских рассказов» и циклов о жизни советских заключенных в советских лагерях в 1930-1950 гг. Переводы Шаламова согреты глубоким сочувствием к судьбе переводимого им Хаима Мальтинского:

«Качается ветка, дрожит, как струна,
И я понимаю, что птица
Огромную силу затратить должна
Затем, чтобы ввысь устремиться.
Отталкивание, рывок
Такого полны напряженья
Всей силы когтей, птичьих лап, птичьих ног, -
Я понял законы движенья».

Количество обращений к статье - 486
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (2)
Захар Гельман, Реховот. | 10.07.2017 22:02
Когда читаешь такие статьи, то узнаешь много важного. Очень важного. Но и сильно переживаешь! Спасибо, Зиси!
Пинхос фун Вилнэ | 04.07.2017 11:34
Спасибо, дорогой Зиси.
Читается легко, написано с душой.
Никогда не слышал о таком поэте.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2017, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com