Logo
10-20 июля 2017


 
Free counters!
Сегодня в мире
22 Июл 17
22 Июл 17
22 Июл 17
22 Июл 17
22 Июл 17
22 Июл 17
22 Июл 17








RedTram – новостная поисковая система

На еврейской улице
Птичка Алэф из старого граммофона
Борис Сандлер, Нью-Йорк

Моим маленьким внукам: Ариэле,
Срулику, Саруне, Симхе и Либе


Сон слонёнка Эли

Далеко-далеко, в джунглях, жил слонёнок по имени Эли. Он мало чем отличался от других слонят, разве что одно ухо у него было чуть меньше второго.

Однажды Эли проснулся среди ночи. Почему? Слонёнку приснилось, будто маленькая птичка напевает ему в ухо песенку. И было в той песенке одно лишь слово – «идиш».

Эли вдруг стало печально на душе, и он открыл глаза. Проснувшись, он почесал хоботком ухо, которое поменьше и в которое пела птичка, – словно собирался вытащить оттуда песенку и рассмотреть её поближе. Эли снова услышал это незнакомое слово – «идиш», но теперь оно звучало где-то внутри, в том месте, где он почувствовал печаль.


Весь день слонёнок задумчиво бродил по джунглям. Кого он только ни спрашивал, что значит слово «идиш», но никто не знал ответа на его вопрос. Никто и никогда прежде не слышал этого слова. Уже под вечер он пришёл к своему дедушке Элиягу и спросил у него, не знает ли тот, что значит слово «идиш»?

Почтенный Элиягу славился своей мудростью на всю округу. Из самых дальних и тёмных уголков джунглей отправляли к нему посланцев, чтобы получить совет или ответ на вопрос. И хотя иногда старый слон впадал в дрёму, его большие уши продолжали плавно шевелиться в прозрачном воздухе, улавливая каждый звериный вздох и «ох».

Вот и сейчас он слушал своего внука, прикрыв глаза. Но когда Эли громко произнёс слово «идиш», уши досточтимого старца вздрогнули.

– Ох ун вэй! – вздохнул он.
– Что это значит? – спросил Эли.
– Это значит, дитя моё, идиш.
– И это всё? – удивился Эли.
– Всё… И ещё чуть-чуть...

Старый мудрец спрятал под хоботом улыбку, немного помолчал, как будто снова задремал, и вдруг чихнул.

– Будь здоров, дедушка!
– Спасибо… А нис из а симэн, аз мэ лэбт, – произнес старик и широко улыбнулся.
– Какие диковинные слова! – сказал Эли.
– Так говорят на идише, – объяснил дедушка. – Чихаем – значит, живем… Вот послушай:

Слон где-то в джунглях чихнул на полянке -
Почки раскрылись в саду спозаранку!*


Эли даже подпрыгнул от радости. Он светился, как солнечный лучик, проникший на полянку сквозь заросли джунглей.
– А я раньше не знал, что когда чихает слон, то наступает весна и распускаются почки на деревьях!

Старый Элиягу покивал своей умной головой, как это принято у мудрецов, которые знают немного больше, чем говорят. А слонёнку не терпелось задать второй вопрос:
– Может быть, дедушка, ты знаешь, как зовут ту птичку, что пела в моем сне песенку «Идиш»?
– Как же я могу это знать? Ведь меня в твоём сне не было, – ответил старик. Но, увидев, что внук погрустнел, дед добавил:
– Судя по всем признакам, это птичка Алэф.
– Алэф! – громко повторил Эли.
– А где она живет, дедушка? Как мне её отыскать?
– Хороший вопрос, – тяжело вздохнул Элиягу. Он почесал кончиком хобота между ушей, которыми всё время обмахивался, отгоняя от себя назойливых москитов, и, наконец, произнёс:
– Если думать, что-нибудь да и придумаешь!

Он вытянул хобот, пошарил им в тёмном уголке и извлёк оттуда запылившийся ящичек, из которого росло большое жестяное ухо.Эли отпрянул в сторону.
– Что это? – спросил он настороженно.

Старик сдул с ящичка пыль, и теперь уже чихнул Эли.
– Это граммофон! – с гордостью сказал Элиягу. – Правда, граммофон без пластинки – всё равно что слон без бивней.

Его сморщенный хобот снова нырнул в тёмный уголок и нашёл там чёрную плоскую вещицу, которую он положил на ящичек.
– Твоя бабушка, светлой памяти, очень любила эту песенку.

Эли с огромным любопытством смотрел, как дедушка крутит ручку граммофона. Вскоре из большого жестяного уха раздался такой шум, будто оттуда вылетел рой москитов. И в это же время дребезжащий голосок начал негромко петь:

Афн припэчек брэнт а файерл ун ин штуб из хэйс,
Ун дэр ребэ лэрнт клэйнэ киндэрлэх дэм алэф-бэйс…**


– Алэф! – услышал Эли знакомое слово. – Ведь так зовут красивую птичку из моего сна!

Домой Эли шёл счастливый. Через густые кроны деревьев едва проглядывали редкие звёзды на ночном небосклоне. Но слонёнку было достаточно одной-единственной звёздочки. Ей он мог доверить свой большой секрет: теперь он знает, где живет птичка Алэф.

– Она свила себе гнёздышко в дедушкином граммофоне, – рассказывал Эли звёздочке. – Она живет там с другими птичками из семьи Алэф-Бэйс. Дедушка говорит, что если я с ними познакомлюсь и подружусь, я пойму, что такое идиш.

Далёкая звёздочка поблёскивала в ответ на слова Эли, она радовалась вместе с ним, а может быть, даже немного ему завидовала.

Вверх тормашками и наоборот

На следующий день слонёнок Эли отправился на Солнечную полянку, где играют его друзья. Здесь всегда весело и шумно. Иногда, правда, игры заканчиваются рычалками и царапками. Но никто на это не обращает внимания, потому что зверята, известное дело, задиры. К тому же они быстро мирятся и забывают о ссоре.Эли спешил к своему лучшему другу, львёнку Арье. Он хотел скорее поведать ему о птичке Алэф, песенке «Идиш» и чудесном дедушкином граммофоне.

Однако увидев львёнка, Эли растерялся: тот стоял головой вниз, а лапами вверх.

– Что случилось, Арье? – удивлённо спросил слонёнок.
– М-м-м, – только и смог ответить львёнок.
– Почему ты так стоишь?
– М-м-м, – снова невнятно произнёс Арье и, наконец, сказал: – Потому что я хочу понять, что такое вниз тормашками.
– Ты сегодня какой-то странный, – начал сердиться Эли.
– Моя м-мама говорит, что у меня всё вечно вверх тормашками, – объяснил Арье. – Вот я и решил посмотреть, как должно быть наоборот, вниз тормашками.
– Ну и что же ты видишь? – поинтересовался Эли.
– Т-т-твои ноги, – еле выговорил Арье.
– Ноги? Правильно! – обрадовался Эли. – И откуда они растут, ты видишь?
– Да… Из тебя, Эли.
– Мой дедушка говорит: «Если ты видишь, откуда растут ноги, значит, у тебя есть голова!».


Арье помолчал немного и спросил:
– А где же моя голова?
– Там, где должна быть твоя голова, находятся твои лапы… То есть сейчас у тебя действительно всё наоборот, – удивленно сказал Эли. Сам-то он только теперь до этого додумался.
– Если так, – обрадовался львёнок, – то я все понял: вверх тормашками – это когда всё с ног на голову. Наоборот!

Он вскочил на лапы, потряс головой, как будто хотел убедиться, что она на месте, и сказал:
– Твой дедушка – большой мудрец!

Оглядевшись по сторонам, Арье предложил:
– Давай взберёмся на эту горку и скатимся оттуда.

Эли почесал хоботом между ушей, как делал его дедушка всякий раз, когда думал.
– Но я хотел рассказать тебе про птичку Алэф, – сказал он в ответ.
– Птичек я не люблю, – перебил его львёнок. – У них есть крылья и их трудно поймать.
– Птичка Алэф не такая, как другие, – попытался объяснить Эли своему другу. – Она поёт песенку про идиш.
– Идиш? А что это такое? Его едят?

Эли надул хобот: это значит, что он рассердился.
– У тебя одна еда на уме.

Арье не обратил внимания на слова Эли. Ясное дело: слоны – вегетарианцы, они птичек не едят. Слону достаточно протянуть хобот к листочкам на дереве – и у него уже есть еда на целый день.

– Не обижайся на меня, Эли, – Арье потёрся носом о тёплый бок слонёнка. – Если идиш нельзя съесть, то что это такое?
– Идиш – это красивая песенка, которая живет в граммофоне моего дедушки.
– Граммофон? Я такую вещь никогда не видел.
– Граммофон слушают.
– Как же можно слушать то, чего никогда не видел? – пожал плечами Арье.

Эли немного помолчал. Получалось, что его друг прав.
– Хорошо! – решил он. – Пойдем к моему дедушке, ты увидишь граммофон и услышишь красивую песенку про идиш.

Вскоре они оба были в гостях у старого Элиягу.
– Это Арье, мой друг, – сказал Эли. – Он хочет увидеть и послушать твой граммофон.

Старик ответил не сразу. Он некоторое время разглядывал друга своего внука, как будто решал, стоит ли показывать маленькому лохматому львёнку такое сокровище. Наконец, он тихо произнёс:
Арье капойэр, Эли фаркерт.

Друзья посмотрели друг на друга и в один голос спросили:
– Что это значит?
– Так, ребятки, говорят на идише: у Арье всё вверх тормашками, а у Эли наоборот
.– И это всё? – удивились Эли и Арье.
– Всё… и еще чуть-чуть… – старый мудрец по привычке спрятал улыбку под хоботом.

Он покрутил ручку граммофона, и зазвучала красивая песенка про идиш…

По пути домой Арье спросил у своего друга:
– А как твой дедушка узнал, что у меня всё вверх тормашками, а у тебя – наоборот?

Эли ответил не сразу. Как внук мудреца, он ждал, когда в голову придёт умная мысль. И она пришла.
– Может быть, это написано у каждого из нас на лбу?

Арье кивнул: «Может быть… – И добавил: – Жаль только, что этой красивой песенкой сыт не будешь».

Эли и Арье ищут способ познакомиться с семьёй Алэф-Бэйс

Слонёнок Эли и львёнок Арье лежали кверху животиками на самой вершине Солнечной горки. Сначала они с этой горки немного покатались, а теперь лежали и смотрели в небо. А когда смотришь в далёкую и глубокую небесную синь, в голову приходят разные фантазии.

– Если бы я был птичкой, – мечтал Эли, – я подружился бы с птичкой Алэф и со всеми её братьями и сёстрами из семьи Алэф-Бэйс.
– Но семья Алэф-Бэйс живёт в граммофоне твоего дедушки, – заметил Арье.
– Правильно…
– А ты слишком большой и не поместишься в этом маленьком ящике! – объяснил Арье своему другу.


Эли немного помолчал, мечтательно посмотрел ввысь, словно уже видел себя парящим в небесах, и сказал:
– Если бы я был птичкой, я непременно нашел бы способ впорхнуть в дедушкин граммофон.

Арье задумчиво притих, а потом с гордостью произнес:
– Я знаю дорогу к семье Алэф-Бэйс!

Он подполз поближе к своему другу и прошептал ему в ухо, как будто это был большой секрет: «Они влетают в граммофон твоего дедушки тем же путём, что и вылетают оттуда!»

Ну конечно! Именно так они туда и попадают!
Хобот Эли взвился вверх и уже был готов трубить от радости, однако Арье тут же огорошил друга:
– Но тебе это не поможет!
– Почему? – удивился Эли.
– У тебя нет крыльев!..

Слонёнок опустил хобот и загрустил.

– Если так, – готов был расплакаться Эли, – то я никогда не смогу познакомиться с семьей Алэф-Бэйс и никогда не пойму идиш?!
– Есть другой способ! – продолжал фантазировать Арье. – Семья Алэф-Бэйс сидит в граммофоне твоего дедушки, как в клетке…
– Но ты же сам сказал, что они оттуда вылетают.
– Правильно, – перебил слонёнка Арье. – Но когда именно они вылетают?

Эли почесал кончиком хобота свое маленькое ухо, будто вопрос львёнка застрял там – ни туда ни сюда.

– Буквы вылетают из граммофона, когда… Когда… – бубнил Эли и, наконец, вспомнил: – Когда дедушка вращает черную пластинку!
– Верно! Не зря твой дедушка мудрец!
– Ну и что дальше? – растерянно спросил Эли.

Арье вскочил на лапы и решительно произнёс:
– Надо идти к твоему деду!

От Солнечной полянки до Элиного дедушки идти было недалеко. Но за разговором дорога еще короче, и Арье стал рассказывать другу о своём золотом плане. Эли слушал и удивлялся: наверное, у Арье дедушка тоже мудрец.

Когда друзья добрались до жилища Элиягу, выяснилось, что старика-слона нет дома.

– Может, это и к лучшему, – заметил Арье. – Никто нам не помешает.
– Но мы ведь не знаем, как заставить пластинку вращаться, – отозвался Эли.
– Это ты не знаешь, а я знаю!

Они подошли к граммофону – черная пластинка лежала на ящичке еще со вчерашнего дня, когда два друга были здесь. Арье взялся за ручку сбоку граммофона и несколько раз покрутил ее. Граммофон ожил. Пластинка начала вращаться, и послышалась знакомая песенка: «Афн припэчек брэнт а файэрл…».

В этот момент Арье крикнул своему другу:
– Ну, Эли, давай!

И Эли, следуя плану друга, сунул хобот в большое жестяное ухо граммофона.

– Ты поймал их? – спросил Арье.

Звуки песенки, меж тем, будто маленькие огоньки во тьме – один за другим – стали угасать, и вдруг совсем погасли.

– А теперь что мне делать, Арье? – прогундосил слонёнок.
– Вытягивай хобот потихоньку, чтобы птички не вылетели! – скомандовал Арье.
– Я не могу… Мой хобот застрял в граммофоне…

На этих словах в дом вошел старый Элиягу.

– Что здесь происходит? – спросил он. – Что твой хобот потерял в моем граммофоне?

Арье ответил:
– Эли хотел поймать птичек из семьи Алэф-Бэйс, поэтому он сунул хобот в ваш граммофон, но он там застрял – и теперь ни Эли туда, ни птички сюда. Я его предупреждал, что он слишком большой…

Казалось, что Арье никогда не перестанет говорить. Но вдруг стало тихо.

– Я понимаю вас, фантазёры, – кивнул дедушка.

Он тяжело сел в свое широкое кресло, почесал между ушами – там, где прячутся его умнейшие мысли, и сказал со вздохом:
– У нас есть выбор: или оставить Эли без хобота, или граммофон – без Эли.
– Лучше второе! – закричали в один голос Эли и Арье.

По пути домой Эли все время подносил кончик хобота к глазам, будто хотел убедиться, что он на месте.

– Нам надо найти другой способ знакомства с семьей Алэф-Бэйс, – вздохнул он.

Арье, обычно говорливый, сейчас молчал. Он сердился на своего товарища: «Иметь такой длинный нос, – думал он, – и провалить такой золотой план!».

Мартышка Маня и синий дракон


Счастливый оттого, что дедушка Элиягу научил его нескольким первым буквам из Алэф-Бэйс, Эли все время их повторял. Чтобы никто ему не мешал, он нашел в джунглях тихий уголок и, сидя на пеньке под пальмой, громко произносил: Арье – Алэф, Бэр*** – Бэйс, Гусь – Гимл… Дедушка объяснил ему: «Все, что живет на земле, имеет имя. Каждое имя начинается со своей буквы. Вспомни имена своих друзей, и тебе легче будет запомнить Алэф-Бэйс!».

Эли так и сделал. Но когда он дошёл до буквы Далэт, то невольно с его языка слетело слово «дракон». Эли даже вздрогнул. Сам он живого дракона никогда не видел, и, конечно же, дружить с ним – тоже никогда не дружил. Но он слышал, как старый тигр Терах рассказывал, что давным-давно в горах жили драконы. Были они большие и злые, а по ночам они вылетали из пещер и нападали на животных.
Никого не боялись эти драконы. У них были большие сильные крылья, а из пасти вырывалось пламя.

В этот момент Эли почувствовал, как на его голову что-то упало. Он не был трусишкой. Но когда думаешь про драконов, тебе становится страшно, и ты зажмуриваешь глаза.

– Эй, Эли, – услышал он, как кто-то зовет его.

Слонёнок открыл глаза и увидел банан. Банан был в руках у мартышки Мани. До этого она сидела на пальме и слушала, как Эли выкрикивает знакомые имена. Вдруг она услышала – «дракон», и уронила банан.

– Что ты здесь делаешь? Что? – с любопытством затараторила Маня.
– Я… Я учу Алэф-Бэйс, – ответил Эли.
– Что-что?

Эли объяснил Мане, что такое Алэф-Бэйс, и как лучше всего запомнить буквы.

Мартышка задумалась, а потом спросила:
– А какая буква у меня?

Теперь настал черед Эли задуматься.

– Я еще не знаю, – тихо отозвался он. – До твоей буквы я еще не дошёл.

Маня даже подпрыгнула.
– А что же ты сидишь? Что? – вскрикнула она. – Иди!
– Куда? – не понял Эли.
– Иди к моей букве!

Эли хотел объяснить мартышке, что сначала он должен выучить те буквы, которые ему назвал дедушка, и лишь потом он сможет идти дальше.

– Нельзя перепрыгивать через буквы, – попытался доказать Эли. – У них есть свой порядок. Так говорит мой дедушка.

Но Маня его уже не слышала. Она суетливо вертелась вокруг Эли и продолжала жаловаться:
– Вот так всегда! Как только дело касается меня, сразу же находятся отговорки. Шалун Арье – на первом месте. Ленивец Бэр – на втором. Злой Гусь – на третьем. И даже ужасный дракон…


Внезапно мартышка Маня замолчала. Вмиг вскочила слонёнку на голову, спряталась за тем ухом, что побольше, и зашептала:
– Кто-то сидит в кустах.
– Где?
– Там, где твои задние ноги.

Эли хотел повернуться, чтобы его передние ноги оказались там, где сейчас стояли задние. Но мартышка его остановила:
– Тсс! Не двигайся! Вдруг оно набросится на нас.

Эли не послушался Маню. Он вспомнил, что говорил его умный дедушка Элиягу: «У страха глаза велики. Надо в них посмотреть, и страх уйдет». Эли так и сделал. Он повернулся и «заглянул» в кусты своим длинным хоботом – взглядам Эли и Мани предстало сидящее на листочке небесно-синее создание.

– Ты кто?.. Кто? – спросила обезьянка, выглядывая из-за большого уха Эли.
– Я дракон, – смущенно произнесло маленькое создание.
– Дракон?! – вскрикнули в один голос Эли и Маня.

Обезьянка тут же спрыгнула с головы слонёнка. Эли осторожно подошел поближе к кусту.

– Но драконы большие и злые, – удивился Эли. – И они плюются огнем.
– Да-да, – подхватила Маня, – очень большие и очень злые! А ты маленький и синий.

Маленький дракон расплакался. Большие слезы капали из его голубых глаз.

– Я дракон-мотылек, – ответил он. – Я сам боюсь огня. Мои крылышки тонкие и могут быстро сгореть.

Эли стало жалко дракона-бабочку и он сказал:
– Мы тебе верим, правда, Маня?
– Да-да… А как же тебя зовут?

Синий дракон-бабочка посмотрел печально на Эли и Маню и тихо сказал:
– Никто меня не зовёт, потому что у меня нет друзей.
– Мы будем твоими друзьями, – обрадовалась обезьянка Маня.
– Да, – подтвердил Эли, – и мы будем звать тебя Далет!
– Да-а-алет, – нараспев произнёс дракон-бабочка. – Какое красивое имя!

Синий Далет взмахнул своими красивыми нежным крылышками и улетел, быстро растворившись в синем небе.

– А теперь? Теперь-то мы можем идти искать мою букву? – стала докучать Маня.
– Хорошо, – кивнул Эли. – Но сначала давай спросим совета у моего дедушки. Ведь прежде чем отправляться на поиски чего-то, нужно знать, куда идти.

Праздник на Солнечной полянке

На Солнечной полянке было, как всегда, весело и шумно. О том, что слонёнок Эли учит Алэф-Бэйс, мартышка Маня рассказала всем его друзьям. Она уже знала, что её имя начинается с буквы «Мэм», и попросила всех называть ее именно так – Мэм.

Все остальные зверята с Солнечной полянки хотели теперь тоже иметь короткое и красивое имя из Алэф-Бэйс. На другой день Эли поднялся на самую вершину Солнечной горки и приказал всем друзьям выстроиться вокруг него. Каждый раз он указывал хоботом на одного из своих друзей и называл его новое имя:
– Олень Хирш – Хэй, волк Вэлвл – Вов, зебра Зельма – Заен, – и так далее, буква за буквой.


Когда дошёл черёд до лисят-двойняшек (одного из них звали Жёлтиком, а второго – Рыжиком), Эли на минуту растерялся. Он, конечно, должен был их обоих назвать буквой Фэй, что значит, фукс. Но в Алэф-Бэйс есть только одна буква Фэй. Что же делать со вторым лисёнком?

В трудных ситуациях Эли всегда вспоминает о дедушке. Так случилось и в этот раз – слонёнок услышал, как дедушка говорит ему: «Пусть Жёлтик будет Фэй, а Рыжик – Пэй!».

С тех пор все точно узнавали, кто из них кто, потому что одного лисёнка звали Фэй, а второго – другой буквой – Пэй.

Короткие звучные имена очень нравились зверятам. Особенно пригодились они во время игр. Любимой игрой на Солнечной полянке были «прятки». Играли в неё зверята так же, как играют в неё дети во всём мире – один вoдит, то есть закрывает глаза, а другие прячутся. Теперь же в «прятки» на Солнечной полянке играли по-другому. Водящий, который ждал, пока его друзья спрячутся, вслух произносил считалку из первых десяти букв Алэф-Бэйс:

Алэф, Бэйс, Гимл –
Флит а тойб ин химл,
Далэт, Хэй, Вов –
Кумт дэр шпил а соф
Заен, Хэт, Тэс, Йуд –
Гэй их зухн, бахалт зих гут!****


Зверята так привыкли к своим новым именам, что когда мамы звали их по домам, никто не отзывался на своё настоящее имя. Более того: дети называли своих товарищей секретными именами из Алэф-Бэйс, чтобы взрослые не догадались, о ком идёт речь.

Однажды Эли пришёл на полянку вместе со своим дедушкой. Зверята тут же прекратили играть и окружили старого Элиягу. Он попросил их сесть на травку и сказал:
– Сегодня самый солнечный день в моей жизни. Я думал, что мои большие старые уши уже никогда не услышат идиш. Я думал, что красивые звуки языка моего детства и молодости умолкли навеки. Сейчас я вижу, что я был не прав. Живучи – до всего доживешь… Вот это идиш!

Он повернулся к своему внуку, и все увидели, что у ног Эли стоит странный ящичек, из которого растёт большое жестяное ухо. И только львёнок Арье знал, что это граммофон.

Эли покрутил ручку сбоку граммофона, и по Солнечной полянке разлилась красивая песенка про идиш.

Афн припэчек брэнт а файэрл
Ун ин штуб из хэйс,
Ун дэр рэбэ лэрнт клэйне киндэрлэх
Дэм алэф-бэйс...

На последних словах песенки хобот Элиягу взметнулся к небу и издал громкий долгий трубный звук. И вдруг из граммофона, через большое жестяное ухо, начали вылетать птички. Двадцать две птички, и каждая была непохожа на другую.

Изумлённый Эли прошептал:
– Семья Алэф-Бэйс!

Он смотрел, как птички порхают в воздухе. Во главе стайки крылатых буковок он узнал птичку из своего сна – Алэф.

Все зверята начали аплодировать и кричать «Браво!», как будто они сидели в цирке и смотрели сказочное представление.

Но старик Элиягу еще не закончил со своими фокусами. Он снова вытянул хобот и дважды протрубил.

В это же мгновение кроны могучих деревьев, окружавших Солнечную полянку, начали раскачиваться. И случилось чудо! – Сотни, а то и тысячи драконов-бабочек заполонили Солнечную полянку. Они были разных цветов: красные, оранжевые, жёлтые, зелёные, голубые, синие, фиолетовые. Выглядело это так, будто на зелёную полянку опустилась, словно волшебное покрывало, красавица-радуга.

Ох, и обрадовался же Эли, когда на нос к нему сел небесно-синий дракон Далет.

– Шолем-алейхем – привет, Далет! – сияли от радости глаза Эли.

– Алейхем-шолем! – ответил ему дракон-бабочка. – Ты видишь, я больше не одинок. Я прилетел с моими друзьями. Все они носят имена из Алэф-Бэйс. Мы все – одна большая семья.

В ту ночь слонёнок Эли долго не мог уснуть. Он лежал в своей кроватке и смотрел на небо через маленькое окошко в крыше комнаты. Далеко-далеко вверху сверкала его знакомая звёздочка. Эли тогда ещё не знал, что и среди звёзд есть такие, которые носят имена из еврейского алфавита Алэф-Бэйс.

Перевод с идиша:
Елена Сарашевская, Биробиджан

Рисунки художника Иегуды Блюма, Нью-Йорк


________________

*) - перевод с идиша Зелины Искандеровой
**) - На припечке горит огонек и в доме тепло,
И ребе учит с малышами алэф-бэйс (азбуку)
***) Бэр – медведь (идиш)

****) Алэф, Бэйс, Гимл –
Голубь в небе летает,
Далэт, Хэй, Вов –
Приходит игре конец,
Заен, Хэт, Тэс, Йуд –
Я иду искать, прячься хорошенько!
Количество обращений к статье - 373
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (2)
Гость Аарон (Вильям) Хацкевич, NYС | 10.07.2017 07:09
Прочел с удовольствием: мудро, трогательно и немного грустно. Спасибо!
Зиси Вейцман, Беэр-Шева | 05.07.2017 06:52
Обращение "МЗ" к маленьким читателям - хорошее начало. Тем более, что это сделал Борис Сандлер. Да и Лена Сарашевская перевела замечательно.Удачный тандем!

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2017, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com