Logo
20-30 нояб..2017


 
Free counters!


Сегодня в мире
06 Дек 17
06 Дек 17
06 Дек 17
06 Дек 17
06 Дек 17
06 Дек 17
06 Дек 17
06 Дек 17
06 Дек 17









RedTram – новостная поисковая система

Наша история
«Руслан»
для еврейских беженцев
Яков Басин, Иерусалим

(Окончание. Начало в «МЗ», № 551)

5

Отплытие «Руслана» постоянно откладывалось по разным причинам. Главе общины доктору М.Шварцману и представителю палестинских беженцев Л.Роках пришлось обратиться к британскому консулу с просьбой помочь ускорить отправку корабля. После переговоров консула с командующим войсками Новороссийской области генералом Н.Шиллингом, разрешение на выход корабля в море было получено. 11 ноября 1919 года было объявлено о начале посадки пассажиров на «Руслан» и погрузке багажа.

Причина задержки рейса выяснилась много позднее. По окончании Первой мировой войны резко вырос поток репатриантов. Одним из первых приплыл корабль под сионистским флагом, на котором вернулись 400 человек‚ высланных турками из Палестины. В декабре 1918 года приехала молодежь «Ге-Халуца» из Польши. В марте следующего года приплыли 115 человек из России и Румынии, в апреле - 105 человек из Польши, а следом за ними еще одна группа польских репатриантов. Обе эти группы по полгода добирались пешком‚ с приключениями. В результате, британское командование решило, что в стране слишком много безработных евреев, и закрыло въезд в Палестину. Поэтому, когда в июне 1919 года в яффский порт приплыл корабль‚ на борту которого было всего 34 пассажира, им не позволили высадиться на берег и отправили в Бейрут.

Одесский порт, 1920 год

«Руслан» покинул одесский порт 26 ноября 1919 года, за два месяца до прихода в город красных. На его борту было 620 пассажиров. Путешествие заняло три недели. Корабль был переполнен, теснота была невероятная. В каютах смогла разместиться лишь малая часть пассажиров‚ а потому все палубы были заняты людьми и вещами. От капитана требовали вести корабль прямо в Яффо‚ однако у того был свой интерес: в трюмах было загружено зерно, и судно делало остановку в портах для его продажи. Во время стоянок по требованию местных властей пассажиров не выпускали на берег, объясняя это тем, что корабль наполнен большевиками, которые, как писали в то время газеты, больны тифом.

Отплытие «Руслана»

После пяти недель плаванья, 19 декабря 1919 года, «Руслан» бросил якорь в порту Яффо. По свидетельству очевидцев, «Руслан» прибыл в Палестину под двумя флагами: бело-голубым сионистским и красным флагом социалистов. Был первый день праздника Ханука. Пассажиры увидели берег в тот момент‚ когда следовало зажигать первую ханукальную свечу. Но на борту корабля не все было гладко: женщина‚ у которой подошли сроки‚ родила сына прямо в каюте; одному из пассажиров стало плохо‚ и он умолял в случае его смерти - не бросать тело в море‚ а похоронить на Святой Земле. Лил дождь‚ дули сильные ветры, штормило и корабль полтора дня болтался на волнах.

«Как же мы ожидали их! - писала в те дни иерусалимская газета. - Но навел Всевышний шторм на море‚ и видели мы‚ как качался корабль на волнах‚ видели свет вдалеке‚ но добраться до них не могли. День и две ночи качались они на волнах. Шли часы. Стояли евреи на берегу и с сердечным волнением наблюдали за кораблем‚ на борту которого находились сотни людей из России. Их привела сюда тоска по родине... Но в пятницу море немного успокоилось‚ и еврейская лодка приблизилась к кораблю‚ чтобы перевезти на берег первых пассажиров под еврейским флагом. А следом за ней поплыли лодки перевозчиков-арабов…»

Четырнадцать часов подряд работали волонтеры‚ чтобы помочь пассажирам сойти на берег‚ пройти через таможню и оформить необходимые документы. В порту их встречали друзья и родственники. Армянская община Яффо предоставила в распоряжение новоприбывших большой дом‚ чтобы они могли разместиться на время. Туда местные евреи приносили еду - накормить предстояло более 600 человек. И наконец, группа старожилов совместно с новоприбывшими прошла по улицам Яффо. Они пели на иврите «Ам Исраэль хай» - «Народ Израиля жив».

6

Судьба пассажиров «Руслана» сложилась по-разному. Среди них были раввины и шойхеты‚ ученые и инженеры‚ литераторы и художники, архитекторы и врачи, акушерки и фармацевты, поэтому и достижения их оценить одной шкалой измерения очень сложно.

Роза Коэн (1890-1937 гг.) сразу же после прибытия в Страну Израиля включилась в рабочее движение и участвовала в создании профсоюзных объединений в Хайфе. В период арабских беспорядков в 1920 году принимала активное участие в обороне еврейского населения Иерусалима. В те дни она познакомилась с бойцом Еврейского легиона Нехемией Рабиным (Рабичевым), ставшим впоследствии ее мужем. 1 марта 1922 года у них родился сын Ицхак, будущий 6-й и 11-й премьер-министр Израиля, лауреат Нобелевской премии мира за 1994 год.

Ицхак Рабин, его сестра Рахиль и отец Нехемия

Свой опыт участия в еврейском сопротивлении в России Роза перенесла на общественную деятельность в Эрец-Исраэль. Она много сделала для того, чтобы в Хайфе появились первые евреиполицейские. Она первой встала на защиту прав еврейских рабочих, не являющихся членами кооперативов, и инициировала создание в Хайфе первой больничной кассы. Возглавляя хайфское отделение «Хаганы», заказала и оплатила закупку десятков пистолетов и ружей, а также гранат и железных прутьев для участников самообороны. Переехав в Тель-Авив, в течение десяти лет была членом городского муниципалитета и одновременно членом центрального командования «Хаганы».

Серьезное место в израильской политике заняла прибывшая на «Руслане» уроженка Одессы Рахель Коэн-Каган (Любарская, 1888-1982 гг.) - деятель сионистского движения, одна из двух женщин (вторая - Голда Меир), подписавших Декларацию о провозглашении Независимости Израиля. Рахель - участница Международной женской сионистской организации (WIZO), с 1938 года - глава WIZO, а с 1946 года - директор социального департамента Еврейского национального совета.

Рахель Коэн-Каган подписывает Декларацию о Независимости Израиля

Достойное место в политической жизни ишува заняли и некоторые прибывшие на «Руслане» молодые люди, не успевшие обрести жизненного опыта. Один из них, студент Одесского университета 17-летний выходец из Бессарабии Исраэль Гури (Гурфинкель, 1893-1965 гг.) стал членом рабочего совета Тель-Авива и был им в течение 9 лет. Затем стал секретарем ЦИК «Гистадрута» и Ассамблеи представителей подмандатной Палестины.

После создания государства Израиль Гури четырежды, начиная с Первого созыва, избирался депутатом Кнессета, а позднее в течение 14 лет - председателем его финансовой комиссии.

Активно включился в общественную жизнь ишува журналист Моше Гликсон (1878-1939 гг.). Поддерживая политику Хаима Вейцмана и руководство сионистского движения, он возглавил и в течение 15 лет (1923-1938 гг.) редактировал ежедневную газету «ха-Арец», ставшую в этот период одним из основных печатных органов сионистского движения. Автор монографий об Ахад ха-Аме (1927 г.) и Маймониде (1935 г.). Был членом комитета языка иврит и правления Еврейского университета в Иерусалиме. Его книга «Ишим бэ-Мада вэ-бэ-Сифрут» - «Личность в науке и литературе» вышла уже после его смерти (1940-1941 гг.). Поcмертно также изданы два тома его собраний сочинений.

Деятельность доктора медицины, выпускника медицинского факультета Новороссийского университета в Одессе Хаима Ясского (1896-1948 гг.), по большей части, была отдана организации здравоохранения в Эрец-Исраэль. После репатриации он закончил медицинский факультет университета в Женеве. Работал главным офтальмологом Хайфы, возглавлял борьбу с одним из основных заболеваний глаз той эпохи - трахомой. Будучи председателем правления общества «Хадасса» и директором ее больницы, стал организатором медицинского факультета Еврейского университета в Иерусалиме.

Закладка больницы «Хадасса» на горе Скопус в Иерусалиме 16 октября 1934 года.
В центре - Генриэтта Сольд, справа от неё – доктор Х.Ясский


Хаим Ясский погиб во время Войны за независимость при прорыве медицинского конвоя из еврейской части Иерусалима в осажденный арабами госпиталь на горе Скопус.

Одним из создателей общественной медицины в Эрец-Исраэль стал другой пассажир «Руслана» врач-эпидемиолог Шнеур-Залман Авигдори (Вигдорхойз, 1891-1960 гг.). Выходец из семьи любавичских хасидов, закончил медицинский факультет Дерптского университета, работал врачем в Бессарабии и Херсонской губернии, во время Первой мировой войны был военным врачом в русской армии. В подмандатной Палестине был одним из организаторов борьбы с малярией и одним из основателей Лиги по борьбе с туберкулезом. Председатель профсоюза врачей в Иерусалиме.

Серьезный вклад в организацию оздоровления населения Эрец-Исраэль внес еще один пассажир «Руслана» профессор Арье Достровский (1887-1975 гг.) - один из ведущих врачей-дерматологов и эпидемиологов, с первых дней приезда работавший в больнице «Хадасса» и заложивший основы израильской дерматологии. Достровский стал одним из основателей и первым деканом медицинского факультета Еврейского университета в Иерусалиме.

7

Профессор Иосиф Клаузнер (1874-1958 гг.) поселился в Иерусалиме. С открытием в 1925 году Еврейского университета возглавил кафедру литературы на иврите, а с 1944 года - кафедру истории периода Второго храма. Был активным членом Комитета языка иврит, а с 1950 года - главным редактором шести томов универсальной «Энциклопедии иврит». Литературно-критические очерки, которые он начал публиковать еще с 1894 году, были почти целиком посвящены задачам литературы на иврите в период национального возрождения. Его эссе о творчестве еврейских литераторов XIX-XX веков были потом собраны в трехтомнике «Творцы и созидатели» (1925-1928 гг.). Клаузнер считал, что еврейская культура на иврите должна быть открыта европейским влияниям, и призывал к синтезу иудаизма с общечеловеческими ценностями.

Задолго до своей репатриации в 1907 году, задумав написать очерк по истории современной литературы на иврите, он долгие годы шел к осуществлению своей цели. Первый том вышел на русском языке в Одессе в 1917 году и лишь в 1920 - на иврите. Публикация его капитального труда «История новой литературы на иврите» в 6-ти томах тянулась 19 лет (1930-1949 гг.). В основу 6-томника легли его лекции в университете. Когда создавалось государство Израиль, Иосиф Клаузнер составлял конкуренцию Вейцману как кандидат от партии «Херут». Племянником Клаузнера был израильский прозаик Амос Оз.

Не мог миновать в своих книгах Клаузнер и творчества юной поэтессы Рахель (Рая Блувштейн, 1890-1931 гг.). Высадившись на берег с «Руслана», она уехала в уже обжитые ею ранее места на озере Кинерет, работала агрономом в кибуце «Дгания», писала стихи. Еще, живя в Одессе Рахель публиковала в разных еврейских изданиях переводы с иврита и свои русские стихи и очерки об Эрец-Исраэль. С 1920 года в периодической печати ишува стали регулярно появляться ее стихи на иврите. Она была одной из первых еврейских поэтесс, писавших на возрожденном иврите, то есть с использованием новой лексики и сефардского произношения. Рахель писала короткие стихи элегического характера, проникнутые то смирением, то горечью и болью перед близким концом. Помимо стихов, Рахель опубликовала ряд критических очерков, преимущественно на литературные темы, а также переводила на иврит стихи с русского и французского языков.

В связи с обострением туберкулезного процесса в легких Рахель была вынуждена переехать в Иерусалим, где был более благоприятный для нее горный климат. Она работала учительницей в школе для еврейских девочек из восточных общин. Однако развитие болезни сделало невозможным ее дальнейшее общение с детьми, поэтому она вернулась в «Дганию», выполняя там посильную работу.

Йосеф Клаузнер (слева), Рахель Блувштейн и Барух Агадати

В 1927 и 1930 годах вышли в свет два сборника ее стихов, третий вышел уже посмертно. Стихи Рахели наполнены красочным библейским языком. Они насквозь проникнуты любовью к Земле Израиля, к своему народу и его великим предкам. Она чувствовала глубокую душевную связь с библейской Рахилью и писала: «Ее голос звучит в моем». Поэтому она и просила всегда, чтобы ее называли только по имени. Могила Рахели находится на берегу воспетого ею Кинерета.

Одной из самых ярких личностей в художественной жизни Тель-Авива 1920-1930-х годах стал танцовщик и в будущий автор легендарных пуримских карнавалов в Тель-Авиве, один из основателей израильского кино Барух Агадати (Каушанский, 1895-1976 гг.). С первых же дней после высадки с «Руслана» он занялся оформлением и хореографией вошедших со временем в традицию пуримских карнавальных шествий Адлояда, в которых обычно принимают участие тысячи взрослых и детей, наряженных в карнавальные костюмы, а также многочисленные уличные артисты, танцовщики, акробаты, оркестры.

В Тель-Авиве Агадати организовал хореографическую труппу «Хэвре Траск», стремившуюся возродить еврейский танцевальный фольклор. Стилизованные хореографические композиции Агадати вызывали восхищение местных зрителей и критики. В 1923-1927 годах Агадати с триумфом выступал с программой еврейских танцев в театральных залах Парижа, Берлина, Вены, Варшавы и других европейских столиц.

В 1931 году Барух вместе с младшим братом Ицхаком начал выпускать кинохронику «Ага». Выпуск ее продолжался почти четыре года. В эти же годы Барух снял полнометражный игровой фильм «Вот она, эта земля», в который включил фрагменты своих документальных лент, а также работы израильского фотографа и пионера еврейской кинематографии в Палестине Яакова Бен-Дова (1882-1968 гг.), что придало этому лирическому киноповествованию особенную достоверность и убедительность. В фильме откровенно, без малейших прикрас показана поселенческая деятельность на фоне тяжелого климата, враждебности окружающего населения и бегства из страны многих отчаявшихся халуцим Эрец-Исраэль. Несмотря на беспощадную правдивость, а возможно, и благодаря ей, фильм привлек еврейских зрителей и в Эрец-Исраэль, и в диаспоре.

8

Среди переселенцев, прибывших на «Руслане» было много представителей творческих профессий.

Зеев Рехтер (1899-1960 гг.) прибыл в Эрец-Исраэль в 20-летнем возрасте, и, хотя первые шаги в архитектуре он сделал еще в городе Николаеве, полноценное архитектурное образование получил сначала в Риме (1927 г.), а затем в Париже (1930-1932 гг.). Вернувшись в Эрец-Исраэль, Рехтер занимался проектированием и строительством как частных, так и общественных зданий. Особое место Зеева Рехтера в израильской архитектуре связано, прежде всего, с тем, что он положил начало строительству жилых домов на сваях. У этих домов нет расположенного непосредственно на земле жилого этажа. Этот стиль стал определяющим в массовом жилищном строительстве на целые десятилетия.

Зеев Рехтер находился в центре событий, когда в Тель-Авиве появилось большое количество белых или окрашенных в светлые тона домов, построенных в стиле «баухаус», отчего город получил название «Белого города». Новый стиль как нельзя лучше подходил к средиземноморскому климату и в середине 1930-х годов, «баухаус» активно развивался в Па-лестине. В более поздние времена Рехтер создавал проекты отелей, больниц. Под его руководством в 1951 году был создан Международный центр конгрессов «Биньяней ха-Ума» в Иерусалиме.

Зеэв Рехтер (справа) и Марк Шагал на строительстве Дворца конгрессов
«Биньяней ха-Ума» в Иерусалиме


А вот архитектор Иегуда Магидович (1886-1961 гг.) был опытным специалистом. В свое время он изучал искусство в Одессе и Киеве, а, переселившись в 1903 году в Одессу, до самого отъезда на историческую родину занимался архитектурой уже там. Он поселился в Тель-Авиве и стал здесь первым городским архитектором. Ему принадлежат проекты многих жилых и административных зданий, которые своим внешним видом вызывали интерес у жителей молодого города, в том числе, здание посольства СССР на бульваре Ротшильда и Большая синагога на улице Алленби. А площадь, на которой расположен спроектированный им «дом с колоннами», выполненный с элементами классического стиля, теперь носит имя Иегуды Магидовича.

С «Русланом» в Палестину прибыла и большая группа художников. Одни из них - 20-летний Ицхак Френкель-Френель (Исаак Френкель, 1899-1981 гг.), выпускник Одесской художественной школы, которую вела соратница Малевича и продолжатель его стиля супрематизма Александра Экстер. Френкель организовал художественный кооператив в Яффо и одновременно студию художников в Герцлии.

Необходимость продолжать учебу привела его в Париж, в Школу изящных искусств, где он был учеником скульптора Антуана Бурделя и художника Анти Матисса, и уже в 1924 году выставлялся в парижском «Салоне Независимых». В 1925 году Френкель вернулся в Тель-Авив и открыл студию искусства в Школе «Гистадрута», воспитав целую плеяду выдающихся художников и скульпторов, составивших славу еврейской художественной школе. В 1934 году он поселился в Цфате, задолго до появления в этом городе знаменитого квартала художников. Сегодня в его доме - музей.

Слева направо: Иегуда Магидович, Пинхас Литвиновский и Ицхак Френкель-Френель

В художественный кооператив Френкеля вступил после прибытия в Эрец-Исраэль и другой пассажир «Руслана» - живописец, скульптор, литератор Иосиф Константиновский (1892-1969 гг.). Правда, через год он перебрался в Париж, оставил занятия живописью и сосредоточился на скульптуре, создавая фигуры животных. Под псевдонимом Жозеф Констан участвовал в многочисленных выставках. В конце 1920-х Константиновский начал писать прозу на французском языке и выпустил ряд книг под псевдонимом Мишель Матвеев. В начале 1950-х он получил международное признание как скульптор. Многократно посещая Израиль, в 1964 году получил дом-мастерскую от муниципалитета города Рамат-Ган, в котором и по сей день работает его дом-музей «Бейт-Констант». Могила Иосифа Константиновского находится в Париже.

Основу израильской художественной школы заложили, тем не менее выпускники Одесского художественного училища, хоть многие из которых завершили свое образование в Петербурге. Но вот юноша с Херсонщины, один из пассажиров «Руслана» Пинхас Литвиновский (1894-1985 гг.) после Одессы и Петербурга продолжил учебу в Школе искусств и ремесел «Бецалель» в Иерусалиме.

Конечно же, пребывание в российской столице и общение с местной творческой богемой, дружеские отношения с Владимиром Маяковским, Анной Ахматовой и людьми их круга наложили свой отпечаток. Всё это культурное наследие он привез с собой в Эрец-Исраэль и стал одним из тех, кто формировал в те годы художественные вкусы местной еврейской интеллигенции. Уже в самом начале самостоятельного творчества он, находясь под влиянием русского авангардизма и особенно Казимира Малевича, оказался среди тех, кто провозглашал современный экспрессионизм как антипод натуралистических тенденций «Бецалеля». Лишь к концу жизни художника в его творчестве появляются еврейские мотивы. В 1980 году Литвиновскому была присуждена Государственная премия Израиля.

К сожалению, в 1920-е годы в Эрец-Исраэль еще не было стройной системы сохранения художественных ценностей, произведений живописи и скульптуры, поэтому огромное число работ мастеров той эпохи не дошло до нашей эпохи. И все же что-то удалось сохранить, но это уже заслуга частных коллекционеров. Одним из выдающихся представителей этого клана был Яков Перемен (1881-1960 гг.) - общественный деятель и меценат. Среди вывезенных им на «Руслане» картин были выдающиеся работы современных художников-модернистов, ныне совершенно забытых.

В декабре 1921 года Перемен открыл первую в Тель-Авиве постоянную художественную галерею в зале «Неве-Шаанан». Он создал кооператив «ха-Томер», где вместе с приехавшими с ним деятелями искусства преподавал живопись и скульптуру, читал лекции по современному еврейскому искусству. В начале 1920-х Перемен открыл на улице Герцль библиотеку. Лишь в 1930-е годы он смог осуществить мечту своей молодости и посвятил себя изучению ассирийской клинописи и расшифровке древних текстов семитской литературы. Результатом этой работы явилось издание нескольких монографий.

Судьба его коллекции интересна и печальна. Его мечта, что работы еврейских художников обретут дом на земле Израиля, не осуществилась - после его смерти наследники выставили на аукцион «Сотбис» в Нью-Йорке всю коллекцию (86 работ). Куратору музея имени Цетлиных в Рамат-Гане, несмотря на самоотверженные усилия, не удалось найти спонсора для покупки коллекции на аукционе, так что коллекция была продана за два миллиона долларов киевскому бизнесмену и теперь она числится в Киеве как «авангард украинских художников» начала XX века.

P.S. Пассажирам «Руслана» посвящен роман израильского литератора Дана Цалки «Тысяча сердец» (1991 г.). Роман занял заметное место в новой литературе Израиля. Как сказл персиский поэт шейх Фарид ад-Дин Атар, цитируемый в романе: «Тот, кто отправился в это путешествие, должен был иметь тысячу сердец, чтобы жертвовать одним из них каждую секунду».

Книга имела большой успех, и в 1992 году автор романа был удостоен престижной премии имени Н.Альтермана.

Количество обращений к статье - 702
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (1)
Абрам, Иерусалим | 03.08.2017 11:59
Очень интересно. Страничка монографии о вкладе евреев Российской империи в историю Эрец-Исраэль.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2017, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com