Logo
1-10 сент. 2017


 
Free counters!
Сегодня в мире
09 Сен 17
09 Сен 17
09 Сен 17
09 Сен 17
09 Сен 17
09 Сен 17
09 Сен 17









RedTram – новостная поисковая система

Наши традиции
Читая Книгу Книг
Нахум Пурер, Иерусалим

НЕДЕЛЬНЫЙ КОММЕНТАРИЙ
КНИГА «ДВАРИМ», РАЗДЕЛ «ШОФТИМ»

  Содержание раздела

В начале этого раздела, содержащего 41 заповедь, Моше велит евреям назначать судей и полицию. Категорически запрещены даже мизерные взятки должностным лицам. Нельзя сажать деревья вблизи храмового жертвенника и ставить «столбы» по примеру идолопоклонников. Животные с физическим пороком не годятся для принесения в жертву. Еврей, призывающий соплеменников служить идолам, приговаривается к смерти – «по словам двух или трех свидетелей». Все вопросы, на которые нет ответа в Торе, решаются Санхедрином, высшим судебно-законодательным органом еврейской власти. В отсутствии Санхедрина и Храма обязательные для всех постановления выносят раввины, знатоки Торы. «Когда придешь ты в страну,… то из среды братьев своих поставь над собой царя». Еврейскому царю разрешено иметь лишь ограниченное число жен и личной собственности. Царь должен написать два свитка Торы и один из них всегда держать при себе. Коэны и левиты не получают земли в Эрец-Исраэль - их материальные нужды обеспечивают другие колена. Запрещены все виды «неконвенционального» общения с духовными средами: колдовство, гадания, заклинания, астрология, спиритизм, которые подменяет прямую и чистую связь с Творцом. Б-г обещает посылать евреям пророков, сообщающих Его волю, и Моше объясняет, как отличить настоящих пророков от самозванцев. Придя в Эрец-Исраэль, надо выделить города-убежища для людей, совершивших непреднамеренное убийство и спасающихся от мести родственников погибшего. Но тем, кто намеренно убил человека, в убежище будет отказано. Тора запрещает красть чужую землю: «не отодвигай межи ближнего». Суд не принимает решения по показаниям только одного свидетеля. Злонамеренный свидетель, пытавшийся оговорить невинного человека, получает такое же наказание, какое он задумал для своей жертвы. Прежде чем приступить к военным действиям, надо предложить мир противнику, но если он упорствует, «то перебей всех мужчин его острием меча». Нельзя рубить плодовые деревья при осаде вражеской крепости. Если на ничейной земле найден неопознанный труп, старейшины ближайшего города должны зарезать «телицу», омыть над ней руки и торжественно поклясться, что их сограждане не причастны к смерти этого человека.

Стреляйте первым, ребе!

«А надсмотрщики пусть говорят народу так: «Тот, кто построил новый дом и не обновил его, пусть идет и возвратится в дом свой…» (20:5).


Два иешиботника прибежали, запыхавшись, к раву из Бриска. "Знает ли достопочтенный Рав, что позволяют себе актеры нового идишского театра? - закричали они с порога. - Они глумятся над Торой, высмеивают ее законы! Пусть Рав наложит на них «херем», отлучит от общины!"

В новом пародийном скетче, поставленном этим театром, рассказывалось о наборе в еврейскую армию. На сцене большая толпа людей. Ведущий объявляет: "Если кто-нибудь построил новый дом и не обновил его, пусть возвратится в дом свой, чтобы не умер он на войне, а другой обновит его!" Десять человек уходят со сцены.

Ведущий продолжает: "Если кто-нибудь насадил виноградник и не выкупил его плоды, пусть возвратится домой, чтобы не умер он на войне, а другой выкупит их!" Еще десять человек покидают сцену.

"Тот, кто обручился с женщиной и не взял ее, - снова говорит актер, - пусть возвратится домой, чтобы не умер он на войне, а другой возьмет ее!" Двадцать человек уходят.

И, наконец, он говорит: "Тот, кто боязлив и робок сердцем, пусть возвратится домой, чтобы не заразил робостью братьев своих!" Сцену покидают все остальные, кроме двух актеров, исполняющих роли престарелых мудрецов – Виленского Гаона и Шаагат Арье (рава Арье Лейба Гинцбурга).

Гаон обращается к Шаагат Арье: "Уважаемый рав, первый выстрел - ваш". - "Нет ваш", - вежливо возражает Шаагат Арье. Так под хохот и аплодисменты зрителей они спорят, уступая друг другу честь первого выстрела на войне. Занавес опускается.

"Какой кошмар!" - ешиботники чуть не плакали от возмущения и обиды. Но Рав из Бриска лишь невозмутимо пожал плечами: "Что же тут кошмарного?" Ешиботники недоуменно взглянули на своего ребе, а тот продолжал: "Да, да, все правильно. Они лишь забыли показать заключительную сцену". - "Какую сцену?" - "В которой два мудреца побеждают противника".

В той сценке, разыгранной в начале нашего столетия, были использованы слова из сегодняшнего раздела Торы, с которыми коэны обращаются к народу перед войной. Евреи сильны не своим числом и не военным умением. Мы – очень маленький и мирный народ. Нам отвратительно любое кровопролитие и насилие. Все победы над арабскими армиями одержаны Израилем не столько благодаря, сколько вопреки: вопреки просчетам командования, вопреки подавляющему перевесу арабов в численности солдат, танков, самолетов и союзников, вопреки их гораздо большей решимости убивать и разрушать.

Каждая победа еврейского оружия несет в себе элемент откровенного чуда. Коэн говорит евреям: "Не бойтесь, не робейте и не страшитесь их (врагов)! Ибо Б-г идет с вами, чтобы воевать за вас с врагами вашими, чтобы спасти вас" (20:3-4).

Наша сила - в наших мудрецах и праведниках, в их молитвах, в нашей верности Всевышнему, творящему победы и поражения в войнах. Сказанное вовсе не значит, что можно пренебречь конкретными мерами по обороне страны. Человек обязан делать все от него зависящее, и лишь тогда он удостоится помощи Творца. Надо помнить, однако, что последнее слово всегда остается за Ним.

По цепочке поколений


Есть в разделе «Шофтим» очень важное для нас и предельно актуальное положение: "Если не ясен будет тебе закон... то приди к коэнам, левитам и к судье, который будет в ТЕ ДНИ, и расспроси, и скажут они тебе, каков закон. И поступи по слову, которое они скажут тебе... и точно делай все, как они укажут тебе... не уклоняйся от слова, которое они скажут тебе, ни вправо, ни влево" (17:8-11).

В этих словах сформулирован механизм преемственности еврейской традиции, передаваемый по цепочке поколений. Эта цепочка протянулась к нам от Моше-рабейну и от того уникального момента истории, когда наши предки вступили в прямой контакт с Б-гом у горы Синай. Тора как будто предвидела главный аргумент, выдвигаемый всевозможными "критиками" в адрес аутентичного ("ортодоксального") иудаизма: мол, Тору, ТАНАХ я признаю, а остальное напридумывали почем зря раввины.

Нам прямо заповедано обращаться к "судье", т.е. к раввину, который будет «в те» - в наши дни, - и строго выполнять его указания, как если бы они исходили из уст самого Б-га.

И еще один важный урок. Приведенное положение выбивает почву из-под ног реформистов, консерваторов и прочих сектантов-"новаторов". Их доктрины оторваны от единой цепи. Они не восходят к Моше и Синайскому откровению. У них другие основоположники, которые сами отсекли себя от корней: у христиан - это Иисус, у караимов – Анан бен Давид, у современных реформистов - Мозес Мендельсон. Отвергая решения мудрецов, Устную Тору (Талмуд), и в некоторых случаях положения самого Пятикнижия, они в лучшем случае создавали новые религии, но отнюдь не "течения" иудаизма. Нам же прямо сказано: "не уклоняться от слова... ни вправо, ни влево". В этом залог нашего национального выживания.

Пакетик леденцов


«Тот, кто убьет ближнего своего без умысла… пусть убежит в один из этих городов и останется жив» (19:4-5).

В этих словах Тора формулирует заповедь о выделении городов-убежищ для людей, совершивших непредумышленное убийство и вынужденных скрываться от кровной мести родственников погибшего. Нечаянному убийце разрешено вернуться в свой дом, к своей семье только после смерти первосвященника. Если он посмеет выйти из убежища раньше, с ним может безнаказанно расправиться "кровомститель".

Но что делать беглецу, если первосвященник молод и полон сил? Терпеливо отбывать изгнание, возможно, пожизненное? Ясно, что он жаждет скорой кончины высшего духовного лица еврейского народа и молит об этом Б-га.

В эпоху Храма мать первосвященника регулярно приносила гостинцы обитателям городов-убежищ, чтобы они не просили Всевышнего послать ее сыну безвременную смерть.

Но разве может "пакетик леденцов" конкурировать со страстным желанием узника обрести свободу? Неужели мать первосвященника действительно надеялась, что маленькая гастрономическая взятка сумеет победить тоску человека по своему дому и семье?

В этом парадоксе скрыта важная мысль. Наша молитва становится эффективной лишь в том случае, если мы произносим ее с полной, стопроцентной самоотдачей, с абсолютной, безоглядной убежденностью. Еврейская традиция учит, что 99-процентная "кавана", концентрация в молитве, недостаточна. Требуются все сто процентов: или все, или ничего.

"Пакетика леденцов" вполне хватало, чтобы снять глянец с молитвы изгнанника, лишить ее эффективности и обеспечить молодому первосвященнику долгую жизнь.
Количество обращений к статье - 64
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2017, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com