Logo


Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!


RedTram – новостная поисковая система

На еврейской улице
Ликвидация. Год 1949-й
Самуил Иоффе, Беэр-Шева

А почему не 1948-й? - могут меня спросить. Ведь именно в январе 1948-го в Минске был убит Соломон Михоэлс, и с этой даты начинается отсчёт ликвидационной кампании, которую провёл Сталин. Гитлер уничтожал нас физически. Времени у него хватило только на 6 миллионов. Сталин уничтожал нас духовно. И преуспел. Было вытравлено почти всё еврейское в стране равенства всех народов.

Я помню всё, как будто это было вчера...

Курс, на котором я тогда учился, вёл Михоэлс. Правда, из-за своей неимоверной занятости он уделял нам не так уж много внимания, и его часто подменяла Александра Вениаминовна Азарх - вдова основателя еврейского театра Грановского. Но нам повезло. В спектакле "Велдер ройшн'' ("Леса шумят"), который тогда ставил в ГОСЕТе Михоэлс, ему нужна была большая массовка. Спектакль рассказывал о героизме евреев-партизан. Вот мы и должны были играть партизан. Репетиции этого спектакля стали на некоторое время уроками, которые преподавал нам Соломон Михайлович. Рассказывать, какие это были уроки,  здесь не время и не место. Но об одной встрече с Учителем, которая произошла дня за два до его отъезда в Минск, придётся.

Соломон Михайлович собрал нас, студентов своего курса, чтобы отругать за то, что мы растеряли многое из того, чего добились на его репетициях. А потом, положив короткие сильные руки на стол, не поднимая головы, с паузами после каждой отрывистой фразы, он сетовал на наше легкомыслие, говорил о тяжёлом периоде в жизни театра, о том, что его поколение уходит и все проблемы еврейской культуры лягут на наши молодые плечи, а мы к этому не готовы. Он призывал нас помнить, что мы дети великого народа, не жалеть себя ради сохранения и развития еврейской культуры. Предотъездное прощание с ним было печальным.

А 13 января его убили... Вот тогда-то я вспомнил эту последнюю встречу. Вот тогда-то я понял, что прощаясь с нами, он, видимо,  предчувствовал, что его ждет в Минске.

В прошлом году широко отметили эту скорбную дату. А в этом году другой "юбилей"  - шестьдесят лет назад было ликидировано Московское государственное еврейское театральное училище имени Михоэлса, которое занимало особое место в советской еврейской культуре того времени. Училище было одним из звеньев цепи, образованной еврейскими театрами Москвы, Киева, Минска, Черновцов, Биробиджана, издательством "Дер эмес", газетой "Эйникайт", еврейской секцией Союза писателей, Еврейским антифашистским комитетом.

В 1949 году ликвидационная кампания докатилась и до нас...

В наше училище съехались, чтобы получить еврейское театральное образование, юноши и девушки из России, Украины, Белоруссии, Румынии, Польши. Это было единственное в своем роде национальное учебное заведение, готовившее актеров (и режиссёров, как оказалось в дальнейшем, хотя факультет был только один - актёрский) для еврейских театров не только СССР.


Тот самый последний курс нашего училища. В нижнем ряду справа налево: Фира Гальперин, Гершеле Шарфштейн, Мара Голод, Эмма Фрейдзон; второй ряд: Анна Серпер, Софа Черняк, Рива Рубинчик, Поля Каушанская, режиссёр-педагог, руководитель курса Эфраим Борисович Лойтер, Рива Шамис; третий ряд: Петя Фурман, не вспомнили, Женя Пахман, Хажинер, Нелли Мошанская, Эстер Рознцвайг, Роза Срулевич, не вспомнили.

А какие  люди учили нас! Шлойме Михоэлс, Биньомин Зускин, Эфраим Лойтер, Сара Ротбаум, Александра Азарх, Моисей Беленький, Эли Фалькович, Моисей Нотович, Иехезкель Добрушин, Лев Подрядчик, Флора Сыркина - жена А.Тышлера, Эстер Маркиш и еще многие известные люди. Не могу не назвать двух братьев Ней - Иосифа и Моисея, - которые вели всё хозяйство училища.

Каждый из названных выше был своебразен. О каждом можно рассказать много интересного.Например, Эли Маркович Фалькович. Этот человек, страстно влюблённый в идиш и отдавший ему всю жизнь, внешне был неброским, говорил мало, тихим голосом. Такой, думали мы, и мухи не обидит, А оказалось, что за героический поступок в войну в составе ополчения он был награждён орденом Ленина. Мы не порывали связь с ним. Каждый раз, когда приезжали в Москву, мы обязательно навещали Фальковича. Был даже случай, когда, получив в подарок написанную им книгу в помощь лекторам, я поместил в "Блокноте агитатора" Амурского обкома партии рецензию на неё и послал её автору книги.

Большим оригиналом был  Лев Ямпольский, писавший музыку к нашим студенческим спектаклям. Мы тогда понятия не имели о том, что этот маленький, щупленький человечек, одержимый еврейской музыкой, - очень известный  в театральном мире композитор. Часами он мог просиживать за фортепьяно и доказывать нам, студентам, что вся мировая музыка производна от еврейской, иллюстрируя это своей игрой.

Писатель Мойше Бродерзон казался нам пришельцем из другого мира. Даже внешне он не был похож на "наших", советских. Крупные черты лица, густые, чуть ли ни до плеч, волосы, трость. И удивительное умение даже из "Молодой гвардии" А.Фадеева сделать пьесу для дипломного спектакля.

А какие девчата учились в нашем училище! Одна красивее другой. Недаром многие из нас не засиделись в холостяках.

Михоэлс любил выдвигать молодых. Ещё студентами многие  играли в спектаклях ГОСЕТа. И не только в массовках. В роли Рейзеле в очередь с прекрасной актрисой Этель Ковенской играла в "Блуждающих звёздах" cтудентка Фанечка Нудельман. Занял Михоэлс в спектакле "Фрейлэхс" студентов Эмиля Горовца - в роли жениха и Григория Лямпе - в роли бадхена, которого играл сам Зускин.

Всё, что происходило в мире еврейской культуры страны, на её "еврейской улице", не могло миновать и училище. Мы были постоянными соучастниками, а порой и соорганизаторами юбилеев, творческих вечеров, проводившихся в Еврейском антифашистском комитете и в еврейской писательской организации. К нам, в Столешников переулок, 8, как в родной дом, приходили Маркиш и Бергельсон, Фефер и Галкин, Дер Нистер и Квитко, Пульвер и Тышлер,  многие другие известные писатели и деятели искусства. И это при том, что училище располагалось в ужасной тесноте. Крохотный зал человек на 50, вмещающий порой в три раза большее количество людей, малюсенькая сцена, на которой Александра Вениаминовна Азарх как-то умудрялась строить массовые сцены, ещё один маленький зал, где проходили занятия по танцу, технике сценического движения, сценической речи, небольшой кабинет директора да ещё несколько отгороженных фанерой каморок - вот и всё училище.

Но никто из нас этой тесноты не чувствовал. Мы были одержимы еврейским театром, впитывали сердцем и умом духовные богатства народа, ловили каждое слово, произнесённое людьми, которые были нашими кумирами. Одним словом, нас окружала невоспроизводимая на бумаге атмосфера еврейства, идишкайт.


Сцена из дипломного спектакля, где Г. Лямпе играл Олега Кошевого,
а С. Иоффе (на снимке он в центре) - Анатолия Попова

Понятно поэтому - когда подошло время окончательного решения еврейского вопроса в СССР, "вождь всех времён и народов" не забыл про нас и вслед за Еврейским антифашистским комитетом, издательствами, газетами, театрами под гусеницы советской власти попало и наше училище.

Главное управление учебных заведений Министерства культуры приняло в нашей дальнейшей судьбе "огромное участие". Нас передали в "заботливые руки" Московского городского театрального училища. Там сдавал свой дипломный спектакль "Ди кишефмахерн" выпускной курс училища. Надо сказать, что в комиссии, принимавшей этот спектакль, не было ни одного человека, кто понимал хоть одно еврейское слово. Но дипломы последние выпускники Еврейского театрального училища получили. В них было написано: "В связи с ликвидацией еврейского театрального училища ( и т.д ) комиссия присваивает (имярек) звание актрисы еврейского театра". А где они, эти театры? Уже не было ни одного.

Куда теперь? Чем заняться? Те, у кого было более или менее нормально с русским языком, попытались попасть в русские театры. Было по-разному. У одних - удачные попытки, у других - не очень. О Грише Лямпе многие и без меня всё знают. Он был успешен и в театре, и в кино, и на телевидении. Певческий дар сделал Эмиля Горовца известным всей стране.  Что характерно, как только появился маленький просвет, он стал выступать во всех городах с песнями на идиш. И даже выпустил пластинку, которую подарил нам с женой. Мы часто встречались и с Гришей Лямпе, и с Милей Горовцем. Как только они приезжали в города, где мы жили, они становились нашими гостями. И здесь, в Израиле мы встретились с ними и долго вспоминали те счастливые и трагические годы. Как жаль, что такие встречи уже не могут повториться...

Фаня Нудельман до приезда в Израиль жила с мужем Иосифом Авербухом, тоже нашим соучеником, под Одессой. Они работали  в оздоровительном учреждении, воспитали двух замечательных сыновей. Она живёт в Нетании. Неподалёку от неё живёт Гершеле Шарфштейн. Это он лучше всех копировал Моисея Нея, о котором я упоминал выше. Дело в том, что у Моисея все шипящие и свистящие в русской речи звучали одинаково, и было очень смешно, когда он приглашал мастера исправить эти шипящие и свистящие в пишущей машинке. Мы все его копировали. Но лучше всех - Гершеле. И мы всё время вспоминаем с ним это.

Нина Михоэлс училась на том самом курсе, который получил описанные выше дипломы. Она стала режиссёром, работала у Юрия Завадского, в Московском областном гастрольном театре. Мы видели её спектакли и гордились ею. Она и сейчас успешно работает в Израиле. Встречаемся с ней на мероприятиях, посвящённых её отцу.

Учился со мной на одном курсе Рувим Левин. Он всё время носился с идеей создать свой театр и упорно агитировал меня принять в этом участие. Из Москвы он уехал в Кишинёв и стал там довольно известным человеком - работал на телевидении. Возглавлял театр кукол. Уже всё оформил для переезда в Израиль, но попал под машину, погиб. Я после этого был в Кишинёве в журналистской командировке и ребята-коллеги намекали мне, что гибель его не была случайной.


Годы молодые. Б. Браиловский (слева), П. Каушанская и С. Иоффе

А с однокурсником Борей Браиловским, ставшим инженером-строителем, мы и вовсе живём на одной улице и часто видимся.

Вот  так сложились судьбы некоторых из  наших состудентов. Трагически закончился 1949-й год не только для нас, попавших под  жернова  антисемитской сталинской машины, но и для всей еврейской культуры.

Количество обращений к статье - 4757
Вернуться на главную    Распечатать

© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com