Logo
17-27 мая 2018



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
20 Май 18
20 Май 18
20 Май 18
20 Май 18
20 Май 18
20 Май 18
20 Май 18
20 Май 18
20 Май 18










RedTram – новостная поисковая система

Это - мы
Здравствуй, миленький!
Александр Казарновский, Пардес-Хана

Дорога просматривается на километры вперед. Вплоть до поворота на Хадеру. Зеленый кубик «эггедовского» автобуса на ней, похоже, не собирается появляться. Смотрю на часы. Капец.

Сегодня еле поднялся, в синагогу опоздал, помолился дома. (Позор! К счастью, такое со мной случается крайне редко). И вот, не успев на свой автобус, добираюсь на перекладных, к тому же окольными путями. Здесь, на перекрестке Пал-Ям, я застрял основательно.

Там, в школе, детишки рвутся к знаниям. Я в свою очередь рвусь передать им знания. Но я здесь, а они там. Говорю же — капец!

– В Хайфу?
– В Хайфу.

Ура. Влезаю в машину.
– Мне надо сойти в Кфар Ситрине.
– Извините, я поеду по второму шоссе. «Четверка» забита.

  Увы. Вылезаю из машины. Желаю доброго пути.
Останавливаю еще одну попутку. Диалог повторяется с точностью до запятой. Капец становится полным.

Продолжаю голосовать. Останавливается еще одна машина.
– Я до Йокнеама.

Поворот на Йокнеам будет возле деревни Фурейдис. Это примерно на полпути. Шансов оттуда добраться до Ситрина примерно столько же, сколько отсюда, с перекрестка Пал Ям. Но торчать на месте надоело смертельно. К тому же, если подойдет автобус, все же платить на пару шекелей меньше.

Влезаю. Пристегиваюсь. За рулем мужчина лет сорока плюс. На своем кривошипно-шатунном иврите сетую на отчаянную ситуацию, в которую попал. Он бросает сочувственный взгляд и предлагает перейти на русский. Спустившись с языка Моше-рабейну на язык Александра Сергеевича, завершаю свою печальную сагу.

Владелец машины мрачно смотрит на мерцающие зеленоватым светом электронные часы. Раздается телефонный звонок.Звучит громкая связь. Чарующий женский голосок:
– Здравствуй, миленький!
– Здравствуй, моя дорогая!
– Ну как ты, успеваешь в Йокнеам? (В голосе звучит волнение).
– Надеюсь, что да, - отвечает он. - А как у тебя дела? Как себя чувствуешь?
– Спасибо, всё вроде ничего.

Мое присутствие явно стесняет водителя. Поэтому он предлагает своей любимой:
– Давай поговорим минут через десять.

Та соглашается, и в салоне машины воцаряется молчание.
– Удивительно, - говорю я. - С какой нежностью мы, русскоязычные израильтяне, относимся к своим мужьям и женам!

Он усмехается:
– Не зря же мы по субботам, перед кидушем, поем «Эшет Хаиль» - гимн доблестной женщине! Мы к ним с любовью, и они нам платят тем же.

Я искоса бросаю взгляд. Никакой кипы на его голове нет и в помине.

– Ага, - говорю я, - у нас в доме убирает женщина, приехала из Молдавии поработать. Ее муж бросил, да еще и хорошо обчистил. Так вот, она, глядя на нас с женой, удивляется. «Вы, - говорит, - вместе уже двадцать лет, а ведете себя друг с другом так, будто совсем недавно поженились».

Мой собеседник слушает в пол-уха, при этом шевеля губами, словно подсчитывая что-то. Мы проезжаем поворот на Зихрон Яаков.

– А от перекрестка Фурейдис до вашего Ситрина далеко? - вдруг спрашивает он.
– И не думайте! - возмущаюсь я.- Опоздаете на работу минут на сорок, не меньше.
– А вы?
– Да поможет мне Г-сподь, - утешаю я его. - Вас он мне послал и еше пошлет кого-нибудь.Ну, поворачивайте же скорей! - кричу, видя, что он, несмотря на приближение к перекрестку Фурейдис, все еще не перестроился в правый ряд. Нехотя он поворачивает и останавливается:
– Пусть вам Г-сподь поможет.
– Можете не сомневаться в этом, - весело отвечаю я, хотя сам в этом сильно сомневаюсь.

Мы пожимаем друг другу руки, желаем хорошего дня и вообще удачи во всем. Затем я выбираюсь из машины, перехожу шоссе и оказываюсь на остановке, куда должен прибыть мой автобус, который, похоже, делать этого не собирается.

А все-таки хорошо, что я прокатился с этим человеком. И дело тут не в сэкономленных двух шекелях, а в глотке чистого воздуха, который получил с утра.
Но что сейчас будет?
Автобуса нет, попуток нет, времени... времени еще как нет!

Прямо передо мной резко тормозит армейский грузовик. За рулем, в солдатской форме — Никита, он же Яаков, выпускник нашей школы.
- Садитесь, дядя Саша!
Количество обращений к статье - 690
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com