Logo
28.06.-08.07.2018



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
13 Июл 18
13 Июл 18
13 Июл 18
13 Июл 18
13 Июл 18
13 Июл 18
13 Июл 18
13 Июл 18
13 Июл 18








RedTram – новостная поисковая система

Наши традиции
Читая Книгу Книг
Нахум Пурер, Иерусалим

НЕДЕЛЬНЫЙ КОММЕНТАРИЙ

ПЕСАХ

В ближайшую субботу, выпадающую на первый день Песаха, очередной раздел Пятикнижия нам заменят специальные отрывки из Торы, соответствующие теме праздника Исхода. После главной молитвы "Амида" ("Восемнадцать благословений") и благодарственного праздничного гимна "Алель" вначале прочтут "Песнь Песней", которая аллегорически, в форме страстного романса, повествует о вечной любви между Б-гом и еврейским народом, выкованной именно в период Исхода. Затем настанет очередь отрывка из книги "Шмот", раздела "Бо", в котором говорится о ночи Исхода, в годовщину которой мы уже сотни лет проводим Седер. Раздел включает в себя описание десятой Египетской казни – умерщвлении первенцев, подготовку к Исходу и заповедь «корбан-песах» - пасхальной жертвы. В «афтору», дополнительное чтение из Пророков, вошли главы 3 и 5 из книги Иегошуа, повествующие о подготовке сынов Израиля к вступлению в Эрец-Исраэль после 40-летних скитаний в пустыне.

Вдова при жизни мужа

В состав "Писаний", третьей части ТАНАХа входят пять "мегилот", свитков, чтение которых приурочиваются к одному из праздников или памятных дат еврейского календаря. Магилат-Эстер читают в Пурим, свиток Рут - в Шавуот; "Эйха" (плач Иеремии), главная тема которого - разрушение Храма, входит в литургию поста 9 ава; чтение "Коэлет" ("Экклезиаст") приурочивают к Суккоту. В пасхальную субботу мудрецы постановили читать "Шир а-ширим", "Песнь песней", автором которой, как и "Коэлета", был мудрейший царь Шломо.

"Шир а-ширим" - безусловно, одна из труднейших книг ТАНАХа. Не потому, что ее трудно понять. Наоборот, ее легко понять неправильно. Это не просто любовная песнь, а песнь, насыщенная бурной страстью. Среди 24 книг еврейского канона, отмеченных пророческим вдохновением и духом святости, она может показаться неуместной. Почему же рабби Акива, величайший из трех тысяч мудрецов, составивших Талмуд, сказал о ней: "Все писания святы, но "Шир а-ширим" - святейшая из святейших"? Может ли обладать святостью любовная лирика, да еще столь откровенного, пылкого свойства?

Задавать такие вопросы могут лишь те, кто буквально понимает "Песнь Песней". Наши мудрецы и комментаторы оценивали ее совершенно иначе. Они видели в ней аллегорию, "любовный" дуэт Б-га и народа Израиля. Стихи "Песни" так насыщены глубокими мыслями, что почти каждый комментатор находит новые темы в ее неповторимых образах и лексической ткани. Причем, буквальное понимание столь далеко от истины, что его без преувеличения можно назвать ложным. Вот почему во многих переводах дается не прямой текст, а аллегорическое переложение на основе комментарий РАШИ и других мудрецов.

Царю Шломо открылось через пророческое озарение, что евреям суждено уйти в череду изгнаний и что они будут ностальгически вспоминать свое прежнее исключительное положение народа, "любимого" Б-гом. Подобно отвергнутой жене они скажут: "Пойду я и возвращусь к первому мужу моему, ибо было мне тогда лучше, чем теперь" (Ошеа, 2:9).

Пророки часто сравнивали отношения между Б-гом и Израилем с отношениями между любящими супругами, переживающими кризис в своих отношениях. Шломо сочинил "Песнь Песней" в форме той же аллегории. Перед нами эмоциональный диалог между "мужем" (Б-гом) и «женой» (еврейским народом). «Муж» все еще любит "жену", изгнанную за неверность и ставшую "вдовой при жизни мужа". Она тоже тянется к "мужу", хочет снова понравиться ему, вспоминает свою юную любовь к нему и кается в грехе. Б-г с тоской вспоминает, как Он любил Израиль; Он помнит (духовную) красоту "жены" и ее страсть в служении Ему. Он говорит, что не навсегда отверг еврейский народ, что Он все так же считает его своей "женой", а себя - "мужем", и обещает вернуть "жену", восстановить их тесную связь.

В середине XIX века, когда в царской России усилились преследования евреев, ведущие раввины часто приезжали в Санкт-Петебург, чтобы ходатайствовать за свои общины перед министрами. Во время одного такого визита некий высокопоставленный сановник спросил раввина, для чего в Талмуде приведено так много агадических притч, смысл которых "странен" и "непонятен".

Раввин ответил: "Вы знаете, что царь и его советники часто планировали антиеврейские акции. Если бы Всевышний не срывал раз за разом их планы, то царю, наверняка, принесли бы однажды на подпись указ об изгнании или массовом истреблении евреев. Такой указ привел бы катастрофе, и какой-нибудь поэт со временем написал бы, что в капле чернил были утоплены три миллиона человек. Все мы поняли бы, что имеется в виду. Но через сто лет, прочтя эту фразу, люди сказали бы, что это чепуха. Как можно утопить столько людей в одной капле чернил? На самом деле, это выражение вполне уместно и точно отражает ситуацию, но несведущий читатель высмеял бы его. То же самое происходит и с давними притчами наших мудрецов, написанными в аллегорической форме, в виде фантастических историй, специально для того, чтобы скрыть их смысл от несведущих людей. Но эти глупцы смеются над нашими притчами вместо того, чтобы сокрушаться по поводу собственного невежества.

У каждой эпохи свой язык, свои образы, значение которых со временем стирается и исчезает. Мы, бывшие советские евреи, с детства учили, что "выстрел "Авроры" возвестил новую эру в истории человечества", а "десять дней" большевистской революции "потрясли мир". Однако "новая эра" бесславно завершилась в исторически короткий срок; на выстрел крейсерской пушки, наверняка, не обратили внимания даже жители близлежащих петербургских кварталов, а многие его и вовсе не слышали; в октябре 1917 года никакого миротрясения не наблюдалось. Сегодня эти выражения кажутся смешными, а наши ближайшие потомки их вообще не поймут.

Автор "Песни Песней" не претендовал на такую патетику; его образы лиричны, камерны, ибо великому и святому не требуются словесные украшения.

Мы читаем "Шир а-ширим" в Песах, потому что в одной из ее интерпретаций речь идет о еврейском народе в период Исхода, отмеченном таким духовным накалом, что несколько веков спустя, уже в период Первого Храма, Б-г устами пророка Иермиягу с тоской "вспоминал": "Я помню о благосклонности твоей ко Мне, когда ты была молода, о том, как невестою ты любила Меня, как ты шла за Мной по пустыне, по земле незасеянной".

"Песнь Песней" столь возвышенна, столь одухотворена и свята, что Всевышний в бесконечной мудрости Своей решил вручить ее нам именно в такой форме. Образная лирическая баллада, как ни один другой жанр, способна передать ту глубокую, страстную любовь к Б-гу, которая была и остается нашим высшим уделом.

Ну а как быть с кощунственными искажениями? Можно ли заткнуть рты глупцам и злонамеренным хулителям? Вряд ли, да, наверное, и не стоит. Мудрецы не зря говорили: "Разве Б-г создал бы Солнце, если бы Его смущали солнцепоклонники?"
Количество обращений к статье - 391
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com