Logo
11-21 июня 2018



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
19 Июн 18
19 Июн 18
19 Июн 18
19 Июн 18
19 Июн 18
19 Июн 18
19 Июн 18
19 Июн 18
19 Июн 18









RedTram – новостная поисковая система

Поэзия Израиля
Времени бешеный бег
Марк Вейцман, Модиин


Марку Вейцману – 80, но он, как и прежде, бесстрашен и искренен.

Он подходит к самому краю пропасти, на дне которой слабо мерцают светлячки жестоких истин, вглядывается в неё и честно делится с читателем ощущением трагизма бытия.

В то же время свойственные ему ирония и привычка смотреть на окружающих и самого себя под неожиданным углом придают стихам подлинную философичность.

Высокая духовность поэзии Марка Вейцмана и несомненное его мастерство как стихотворца - те качества, благодаря которым он нашёл во мне внимательного и благодарного читателя.

                               Борис Камянов, Иерусалим




ЗИМНЕЕ ВРЕМЯ

               Время, вперёд!
             
Вл.Маяковский

Рано закончился этот кураж,
Клич Маяковского вышел в тираж,
Радужных снов завершился парад,
Стрелки часов переводим назад
И в предвкушеньи безрадостных зим
Времени бешеный бег тормозим.

Звуки слабеют, тускнеют огни,
Рвутся сердец приводные ремни,
В тесных сетях часовых поясов
Бьются, как рыбы, клочки парусов.

Мимо гранёных надгробных камней,
Сквозь частокол удлинённых теней
Тяжко взбираться на гребень холма.
- Холодно, братцы?
- На то и зима...

* * *

Городок Золотоноша
В беспредельности степной
Не красивей, но не плоше,
Чем какой-нибудь иной.

Жизнью сносной, хоть и пресной,
Здесь жила одна семья,
И училась в школе местной
Незабвенная моя,

Чья у парки неумелой
Нить судьбы не задалась -
Истончалась то и дело,
А потом оборвалась...

Всё меняется с годами -
Направление умов,
Колер неба над садами,
Нумерация домов.

Всё проходит, как известно,
В этом некого винить.
Время зыбко, только место
Невозможно отменить.

Жизнь, исполненную смысла,
Поглощает пустота.
Остаются только числа –
Широта и долгота.

* * *

Жирные блинчики с рыбной начинкой,
Рыжая чёлка и чувственный ротик.
Стоит ли выделки эта овчинка?-
Думает Штирлиц о даме напротив.

Где-то встречал – в казино? на Ривьере?
В цирке? на вилле арабского шейха?
Видимо, память слабеет по мере
Изничтожения третьего рейха.

Дама смеётся, вгрызаясь в галету,
Повод ничтожен, но рада стараться.
Стало быть, стоит уткнуться в газету
С явным намёком немедля убраться.

Яд ностальгии потворствует страху,
Кровь бередит, приближая развязку,
Факт аллергии препятствует краху
И позволяет состряпать отмазку.

Ведь неспроста же, хотя и с ленцою,
Зная, что нынче твой вид незавиден,-
Снова цветут, покрываясь пыльцою,
Старые липы на Унтер-дер-Линден.

ХАМЕЛЕОН

Я читал Вас и чтил Вас, Чехов.
Это было во время оно.
Только нынче, в Холон заехав,
Повстречал я хамелеона –
В смысле самом прямом.
Всем телом,
Прижимаясь к фронтону виллы,
Как осенний листок, желтел он,
Так как месяц светил вполсилы.
То и дело с холмов Шомрона
Ветерок задувал, настырен...
Это было во время оно...
Что-то холодно мне, Елдырин...

* * *

В предвкушении весны
Пуща и водица.
Три сестры как три сосны –
Можно заблудиться.

Подмороженный сугроб
Оседает за ночь.
«Ты меня загонишь в гроб» -
Заявляет завуч.

Обучение во сне
Снабжено программой -
С Майкельсоном, Шаганэ,
Мамою и рамой.

Доску прочь и парты вон!
Лёжа без движенья,
Я смотрю учебный сон
«Члены предложенья».

Вижу – вертится Земля,
Лес в Сибири валят.
Может быть, учителя
Наконец похвалят?

Я контрольных не боюсь,
В лодырях не числюсь.
В хорошисты не пробьюсь,
Так хотя бы высплюсь!

* * *

С Мариной и Любкой,
Как бомж, неприкаян,
Плыву я на шлюпке
Из Киева в Канев.

Коли в километрах,
То сотня с полтиной
Любви беспредметной,
Тоски нерутинной.

Марина зловредна,
Любаня нервозна,
А мне повзрослеть бы,
Покуда не поздно.

Совместно родную
Жалеем природу
И пьём ледяную
Придонную воду,

Шалеем от счастья,
Орём с перепугу
И спим, как волчата,
Прижавшись друг к другу...

Но – цепи стальные
Гремят на причале.
Теперь мы иные,
Чем были вначале:

Напитаны волей,
Отравлены грустью,
Как лёгкие волны,
Бегущие к устью...

Последние капли
На донышке кубка...
Куда вы пропали,
Марина и Любка?

КСП

Когда суровые мужи
Поют над пропастью во ржи,
Вниманием поклонниц разогреты,
Ты упрекать их не спеши
В том, что стихи нехороши:
Они щеглы или чижи,
Но – не поэты.

Не всем словам, увы, дано
Быть с музыкою заодно,
Дабы не замутить, по крайней мере,
Тот мелодический нектар,
Что извлекают из гитар
Не из тщеславия, а в дар
Любви и вере.

Нет совершенства на земле,
Блуждает Истина во мгле,
Приходится довольствоваться малым.
Поаплодируем же им –
Чей факел всё же различим
Меж монотонно-бытовым
И небывалым.

* * *

Дождь с утра, говоришь? – Поздравляем!
Не пойдёшь огород поливать.
Сорок с лишним в тени? – Представляем!
Не помчишься юниц растлевать.

Предал друг? Изменила невеста?
Это было и будет всегда.
И работа не движется с места?
А вот это и вправду беда!

СЕСТРА

Он мог и вовсе не родиться,
Однако карта так легла,
Что малолетняя сестрица
Скоропостижно умерла.

И вслед за этим мудрой мамой
Он был из нетей извлечён
И мирно прожил век немалый,
Не сожалея ни о чём.

И лишь под старость в Биаррице,
Продрвши зенки с бодуна,
Внезапно вспомнил о сестрице -
А если б выжила она?

ДАВИД И ГОЛИАФЫ

Говорит Давид амбалам:
"Прекратите толчею!
Здесь камней у нас навалом,
Никого не обделю!

Не бранитесь, будто урки
Иль фанаты домино.
С воспитаньем недоумков
Здесь и так проблем полно.

Нравов нынешних упадок –
Подтверждение тому.
Ненавижу беспорядок.
Подходи по одному!"

ЦИРК

Брокер весел, директор доволен,
Спрос изучен, маркетинг не врёт.
Чем остроты глупей и фривольней,
Тем сильнее хохочет народ.

Ну а клоун, что всё понимает,
Возвратившись домой чуть живой,
Перед тем, как налить, вынимает
Из нагана патрон боевой.

* * *

Во сне он вышел вновь на поле,
Как встарь, под номером седьмым
И был за гол, забитый вскоре,
Отмечен Бесковым самим
И космонавтом Гречко лично.
И потому-то поутру
Немного дольше, чем обычно,
Протез пристёгивал к бедру.

* * *

Пусть музыка – хрень, а слова – барахло,
Но в сердце апрель: повезло.
В пустом оперблоке, на всё положив,
Споёшь караоке – и жив!

КОЛЛЕКТИВНОЕ БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ

Среди надписей на стенах,
Простодушно-откровенных, -
«Хайфа-блядь», «Страна –жива»,
«Нет – террору в Рамат-Гане!»,
«Смерть ублюдкам!», «Прав Каханэ!»
И – «Полиции – шоа!»

Хлеб эпохи сух и горек.
Глянь-ка, будущий историк, -
И не надо спорных книг,
Разветвляющихся тропок,
Изнурительных раскопок:
Всё понятно и без них.

АПОКАЛИПСИС

Столкновенье в штрафной площадке
Перерастает в драку.
Имеются уже раненые
С обеих сторон.
Сумасшедшие болельщики
Устремляются в атаку,
Нанося государству кадровый
И материальный урон.
В ход идёт арматура,
Кастеты, ножи, заточки,
Свистят богатырским посвистом
Разбойники-Соловьи,
Выкорчёвываются саженцы
И вытаптываются цветочки,
Высаженные по случаю
Дня Всеобщей Любви.
В небе ярятся «спитфайеры»
И завывают «Илы»,
В Бумбе-Лумумбе свершается
Государственный переворот,
Израильская военщина
Уже поглядывает на виллы,
В которых страдает
Палестинский народ.
Море меж тем набрасывается
На сушу, как зверь, с разбега,
Журча, как неотрегулированный
Гигантский бачок сливной.
При сем никаких указаний
Не получивший насчёт ковчега,
Палец о палец не ударяет Ной.
Коньяк остаётся в бочках,
А кофе в зёрнах,
Волны всё прибывают,
Поглощая за пядью пядь.
И когда ледяной виноград
Поспевает на склонах горных,
Его уже некому
Собирать.

ПАМЯТИ ЮЛИЯ МАРГОЛИНА

...И не являлся на пороге,
И не заглядывал в барак,
И на моленья и попрёки
Не реагировал никак.
Казалось даже, как ни странно,
Что фабрикация чудес
Осуществляется спонтанно,
Участья авторского без -
То зайчик серенький прискачет,
То вспыхнет солнышко с утра,
То доходяга озадачит,
Вскочив со смертного одра,
А то без видимой причины
Меняя правила игры,
Засеребрится самочинно
Маца берёзовой коры
И озарение, помешкав
В сырой и смрадной полумгле,
Обдаст теплом, как головешка,
Недоистлевшая в золе.

* * *

* * *

Ежели, усилия утроив,
Вторгнусь во владения твои,
Словно сумасшедший астероид
В плотные воздушные слои,
Девушек на станциях слеженья
Вынудив от ужаса дрожать,
Хватит ли инерции движенья,
Чтобы катастрофы избежать?
Выйдет ли спастись от перегрева
Или столкновения с Землёй
Там, где огнедышащее Время
Чёрною рассыпалось золой,
И на сорок пятой параллели
Снова отыскать тебя легко –
С розовым кулёчком карамели,
Купленной за гривенник в сельпо?

* * *

* * *

Ненароком написалось:
«Были в юности дружны,
Но с годами оказалось,
Что друг другу не нужны».

Написалось ненароком
И отнюдь не в чью-то честь.
Пошутил – а вышло боком:
Хошь не хошь, а так и есть.

* * *

Как-то, возвращаясь из пивной
В дом, где обитал он без прописки,
Некто обнаружил за спиной
Призрак жизнерадостной флейтистки.

Вот бы с кем поплавать-понырять
Где-нибудь в Крыму или в Рапалло!
...Девушка закончила играть,
Денежки сгребла – и всё пропало.

* * *

                                                    Давно не бывал я в Донбассе...
                                                                             Николай Доризо

Давно из Донбасса сбежал я,
Ища неизвестно чего,
Зане полагал, что, пожалуй,
Могу обойтись без него,

И верил - не то что тоскуя,
А просто грустя иногда,
Что можно, башкой не рискуя,
Легко возвратиться туда.

Как был я наивен, однако...
И канули в тартарары
Ручьи раскалённого шлака,
Карьеры, отвалы, копры.

Там ненависть души колбасит,
И жизни уносит пальба...
Давно не бывал я в Донбассе,
Да, видно, уже не судьба...
2015

* * *

Без неистовой фантазии,
Оживляющей пейзаж,
Этих мест своеобразие
Превращается в муляж.

В сыроварнях с винодельнями
И руинах крепостей
Живописные бездельники
Информируют гостей.

Нимфоманочки латентные
В тесноватых кимоно
Под лазоревыми тентами
Дегустируют вино.

Гомофилии поборники
Сквозь подзорную трубу
Наблюдают, как разбойники
Петушат Али-бабу,

И в словарь Передней Азии
Входят «мать» и «перемать»,
И неистовой фантазии
Никому не занимать.

* * *

Вот моя деревня –
В смысле городок.
Вот мои прозренья -
verse-точка-doc.

Вот моя заначка –
Пачка табака.
Вот моя собачка
В качестве сурка.

Вот из Забугорья
Прибыл в Бейт-Шеан
Славный стихотворец
Суриков Иван.

Вот он ест гречаник
С рыбным пирогом,
Вот поёт, печальник,
«Степь да степь кругом».

Вот ему, похоже,
Вторит Цви Ханок,
Что, по слухам, тоже
Очень одинок.

И бегут у Дальи
Слёзы по щекам
Из-за состраданья
К русским ямщикам.

* * *

Полвека ждал беды
От смычки инфернальной
Державной лабуды
С реальностью банальной.

Теперь слежу, уныл,
За ходом и исходом
Всамделишной войны
С придуманным народом.

* * *

Лесов осенних мощи
Средь выбитых дорог.
Финал намного проще,
Чем ты представить мог.
Лиловым оторочен
Меж тучами прогал.
И жизнь ещё короче,
Чем ты предполагал.

Количество обращений к статье - 199
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (1)
Нажежда | 11.06.2018 09:48
И что это за возраст - 80, если каждый стих о таком сегодняшнем, понятном, переживаемом? Из вышепрочитанного, нашла и для себя кое-что. Что? не скажу. Это личное...
Здоровья, многая лета!
Спасибо за неравнодушие души (тавтология???)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com