Logo
12-24 авг.2018



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
17 Авг 18
15 Авг 18
15 Авг 18
15 Авг 18
15 Авг 18
15 Авг 18
15 Авг 18
15 Авг 18
15 Авг 18





ЕВРЕЙСКИЙ ПИСАТЕЛЬ
БОРИС САНДЛЕР
в студии Черновицкого ТВ





RedTram – новостная поисковая система

Взгляд
Одна-единственная встреча
Мирон Я. Амусья, профессор физики

В рассылке организации Scholars for peace in the Middle East (SPME) я получил сообщение о том, что 19 мая, не дожив всего несколько дней до своего 102-летия, умер профессор Б. Льюис, крупнейший историк и востоковед, специалист по взаимоотношениям ислама с Западом. Он - автор более 30 книг и буквально несчётного количества статей, человек, оказавший значительное влияние не только на научные исследования, но и на мировую политику. К примеру, он был очень влиятельным сторонником удара США по Саддаму Хуссейну. Льюис считал, что диктатуру уместно уничтожать внешней силой, отмечая в то же время, что демократия есть сильнодействующее лекарство, которое можно давать пациенту, начиная только с малых доз, и лишь постепенно увеличивая их. Иначе возникает опасность убийства больного.

Проф. Льюис отрицал геноцид армян в 1915 на том основании, что власти Оттоманской (Османской) империи не имели изначально плана убийства множества людей. В связи с этим у него были юридические проблемы во Франции, поскольку там отрицание геноцида наказуемо.

Проф. Ьернард Льюис. Photo credit: ARIEL JEROZOLIMSKI

Я видел и слышал профессора Бернарда Льюиса один раз, в феврале 2002, в аудитории Хендлера института Трумэна при Иерусалимском университете. Отмечали его 86-летие. Сообщение о мероприятии я получил в рассылке организации «Профессора за сильный Израиль». Там рассказывали, что руководство университета организует встречу американского профессора с группой евреев и арабов. В программе, помимо этого тогда мне совершенно неизвестного Льюиса, значились, в основном, леваки, включая Ш. Переса, Ю. Тамир, проф. Б. Киммерлинга. Арабов представляли арафатовский «министр» Саиб Арикат и ректор университета «Эль Кудс» в Иерусалиме Сари Нусейбе. «Профессора за сильный Израиль» подобную встречу в разгар террористской войны, ведшейся местными арабами против евреев, справедливо сочли неуместной и призывали её бойкотировать.

Я был только что после операции по удалению катаракты, один глаз ещё прикрыт, как у М. Даяна, повязкой. Но мы с женой поехали – для того, чтобы не допустить сборища, поучаствовав в его срыве. По приезде никаких бойкотчиков не обнаружили, а поток идущих на двухдневное сборище нас просто внёс в зал. Уже тогда я владел техникой захвата сидячих мест, и мы оказались во втором ряду, сразу за каким-то сильно пожилым американцем, что я понял по позолоченным пуговицам его тёмно-синего костюма. Я сразу заподозрил в нём юбиляра, Бернарда Льюиса, и тут же возненавидел за предполагаемую левизну взглядов. Кругом были приметные лица, тогда, часто мелькавшие на телеэкранах министры, депутаты Кнессета, послы. В первый день не было Шимона Переса, но были Юли Тамир, Ципи Ливни, Амнон Липкин-Шахак. В середине зала заметил Тэдди Колека. Словом, «тут был, однако, цвет столицы».

Доклад Б. Льюиса был чем угодно, но не апологетикой мусульманству и исламу. Лишь придя через несколько дней в университет, я узнал, что Льюис – старый враг радикального ислама. Льюис дожил почти до 102 лет. Выходит, энергичная борьба с исламизмом явно не сокращает жизнь, а, возможно, и удлиняет её!

Слушать Льюиса было определённо моментом удачи, но вопросов с подковыркой его доклад не порождал. Кроме, пожалуй, одного – как получилось, что именно такой человек собрал столько «леваков»? Но этот вопрос некому было задать. Возможный ответ – такой авторитет просто определял интерес ко всей конференции. А вот к другим участникам конференции вопросы с подковыркой были. Так, я просто мечтал встретиться с профессором Киммерлингом, уже тогда сильно пожилым коммунистом, как и с другими леваками из научных работников. Моё отношение к этим людям можно было выразить, чуть перефразировав поэта, словами: «Еврейского народа давний враг - он враг и мой, отъявленный и давний». И вопрос у меня к ним тогда был простой: «Какие у вас есть научные доказательства того, что предлагаемый вами отход к границам 1967 обеспечит Израилю спокойную и мирную жизнь?» Но вопрос этот, поскольку я знал ответ, имело смысл задавать лишь публично, причём чем больше стечение народу, тем лучше. Это был отличный способ продемонстрировать, что король левизны гол.

Председательствующий, президент университета М. Магидор, в своём вступительном слове говоривший о «жестокости с двух сторон», предоставил мне возможность задать Киммерлингу мой вопрос сразу после его доклада, который просто изобиловал оскорблениями и клеветой в адрес евреев и армии Израиля. Вообще, тогда левые были куда наглее, чем сейчас. Я представился и попросил ответить прямо и научно честно, как профессор профессору, на поставленный вопрос. Результат превзошёл все ожидания. У Киммерлинга был дефект речи, но он не стал писать ответ на вопрос секретарю для зачтения, а заорал сам. В зале был синхронный перевод, и всё сразу переводилось на иврит или английский. Так вот, синхронный переводчик извинилась и сказала, что перевести ответ Киммерлинга она не в состоянии. Это для меня был момент чистой радости. Больше я на этом заседании вопросов не задавал – председатель бы не дал. Но были, по счастью, и другие острые вопросы, к другим левакам-докладчикам.

На следующий день левой звездой была Ю. Тамир. Помню, как она сказала, что главную опасность для Израиля представляют не террористы, а поселенцы. Были у неё «в ассортименте» и другие гадости. Я опять был наготове и задал, по сути, тот же, а по форме несколько иной вопрос –– с просьбой доказать, как и чем опасны поселенцы для Израиля. Я стоял близко от неё и видел удивившую меня злобу в её глазах, когда она кричала «Такие, как вы, и стоящие за вашей спиной, толкают Израиль к катастрофе».

За моей спиной никто не стоял. Тут она ошибалась. А вот пусть стыдную, но радость своим визгом она мне доставила. И прилюдно продемонстрировала в большой аудитории, что сказать по существу ей нечего. Спасибо и за это. Отличная это вещь – публичные дебаты, даже если у тебя не доклад, а всего лишь пара минут, чтобы задать вопрос или сделать краткий комментарий.

Замечу, что 86-летний юбиляр аккуратно посещал заседания. Эта история научила меня тому, что нередко полезнее участвовать в дебатах, чем безуспешно пытаться их бойкотировать. .

Иерусалим 25.05.18
Количество обращений к статье - 351
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com