Logo
10-20 ноября 2018



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18










RedTram – новостная поисковая система

Времена и имена
Линия жизни Александра Шаргея
Владимир Левин, Москва

Мы привыкли считать пионерами освоения межпланетного пространства Циолковского и Королёва, хотя во всем мире родоначальником космической эры по праву называют Юрия Кондратюка, то есть нашегог соплеменника АЛЕКСАНДРА ШАРГЕЯ. Его судьбе, еврейской судьбе таинственного русского теоретика космических полетов, и посвящен этот очерк...



Памятная медаль в честь 100-летия
Александра Шаргея
21 июня 1897 года в Полтаве родился Александр Игнатьевич Шаргей. Его мать, Шлиппенбах Людмила Львовна, происходила из дворянского рода Шлиппенбахов, родоначальником которого был шведский генерал Шлиппенбах, сдавшийся в плен русским во время Полтавской битвы («…уходит Розен сквозь теснины, сдается пылкий Шлиппенбах» - написал А.С.Пушкин в своей «Полтаве»). Петр I обласкал пленного генерала, даровал ему титул российского дворянина и немалое число крепостных. Потомки генерала Шлиппенбаха верой и правдой служили российской короне.

Отец ученого, Игнатий Бенедиктович Шаргей, родился в еврейской семье в 1873 году в Бердичеве, где крестился и получил католическое отчество. Фамилия Шаргей — арамейского происхождения (аналог имени Меир на иврите — «светоч»). Дед ученого, Шаргей Бендыт Срулевич, был родом из местечка Кронтинген Тельзского уезда Ковенской губернии (ныне - территория Литвы), умер рано, и бабушка будущего учёного, Фридриха Августовна Шаргей (в девичестве — Розенфельд) вышла замуж вторым браком за земского врача Акима Никитовича Даценко, перешла в православие и приняла новое имя — Екатерина Кирилловна.

В силу сложившихся жизненных обстоятельств именно они, дед с бабкой, стали воспитателями и настоящими родителями будущего ученого. Дело в том, что в марте 1897 года беременная Людмила Львовна (мать) приняла участие в «ветровской» демонстрации протеста в Киеве (повод — самосожжение в Петропавловской крепости в Петербурге народоволки Марии Ветровой). Демонстрация была разогнана, и многие её участники, в том числе и Людмила Львовна, арестованы. Условия заключения или наследственность, спровоцированная нервным стрессом, тому виной, но разум Людмилы Львовны помутился. После рождения сына она так и не оправилась от болезни и умерла в приюте для душевнобольных примерно в 1910 году. В том же году умер и ее муж Игнатий Шаргей. Он был «вечным студентом»: учился в Киевском и Петербургском университетах, в Германии в Дармштадской Высшей школе технических наук. Человек одаренный, яркий, но в жизни не преуспевший. Незадолго до смерти от второго брака у него родилась дочь, Нина Игнатьевна Шаргей — сводная сестра Александра Шаргея.

Саша Шаргей - и он же, спустя годы ставший Юрием Кондратюком

С 1910 по 1916 годы Саша Шаргей учился во Второй полтавской мужской гимназии и окончил ее с серебряной медалью. Уже в старших классах гимназии он увлекся проблемой межпланетных полетов, а через несколько лет закончил рукописную работу, посвященную этим вопросам: "Тем, кто будет читать, чтобы строить" (1918-1919 гг.). В этой работе, независимо от Циолковского, о существовании которого и о его работах в области космических полетов он тогда не знал, он оригинальным методом вывел основное уравнение движения ракеты, привел схему и описание четырехступенчатой ракеты на кислородно-водородном топливе, камеры сгорания двигателя с шахматным и другим расположением форсунок окислителя и горючего, параболоидного сопла и многого другого. В этой работе он предложил использовать сопротивление атмосферы для торможения ракеты при спуске с целью экономии топлива; при полетах к другим планетам выводить корабль на орбиту его искусственного спутника, а для посадки на них человека и возвращения на корабль применить небольшой взлетно-посадочный корабль (предложение реализовано впоследствии в американской программе "Apollo"); использовать гравитационное поле встречных небесных тел для доразгона или торможения космических аппаратов при полете в Солнечной системе. В этой же работе он рассмотрел возможность использования солнечной энергии для питания бортовых систем космических аппаратов, а также возможность размещения на околоземной орбите больших зеркал для освещения поверхности Земли.

В 1916 году Шаргей поступил на механическое отделение Петроградского политехнического института (ныне Санкт-Петербургский государственный технический университет), но уже в ноябре того же года был призван в армию и зачислен в школу прапорщиков при одном из петербургских юнкерских училищ. До демобилизации в марте 1918 года воевал на турецком фронте. После Октябрьской революции, как офицер царской армии, был мобилизован в белую армию, но дезертировал из нее. В конце 1919 года был вновь мобилизован. Чтобы не воевать в Белой армии, по пути из Киева в Одессу он бежал из воинского эшелона, лишившись при этом всех документов.

Когда большевики пришли к власти, Александр Шаргей понял, чем грозит ему прошлое царского офицера – он будет либо арестован, либо сразу расстрелян. В связи с этим в течение некоторого времени вынужден был жить у знакомых на полулегальном положении. 15 августа 1921 года его мачеха Елена Петровна Гиберман (по второму браку - Кареева), которая очень любила и уважала пасынка, раздобыла документы Юрия Васильевича Кондратюка, который был на три года моложе Александра. С этого момента ученый был неподвластен своей дальнейшей судьбе. Вряд ли он остался бы жив, если бы ГПУ (так теперь именовалась ЧК) знало его истинную биографию.

Настоящий же Кондратюк, который подарил свое имя Александру Шаргею, родился 13 августа (26 августа по новому стилю) 1900 года в городе Луцке Волынской губернии (ныне территория Украины), а 1 марта 1921 года, будучи студентом Киевского университета, скончался от туберкулеза легких. Его родной брат Владимир Васильевич Кондратюк преподавал в одной из киевских школ, в которой училась сводная сестра Александра - Нина Игнатьевна Шаргей. Елена Петровна Гиберман-Кареева уговорила его передать документы умершего брата Александру Шаргею. Эту тайну знали всего несколько человек и хранили ее долгие годы. Елена Петровна сообщила её дочери Нине лишь перед своей смертью. В 1977 году Нина Игнатьевна Шаргей дала письменные показания специальной следственной комиссии ЦК Компартии Украины об обстоятельствах смены имени и фамилии её братом Александром Игнатьевичем Шаргеем.

С 1921 по 1927 годы Александр Шаргей под именем Ю. Кондратюка работал на Южной Украине, на Кубани и Северном Кавказе, начиная со смазчика и прицепщика вагонов и кончая механиком на элеваторе. В 1927 году Кондратюка пригласили в Новосибирск для работы в "Хлебопродукте", где ему пришлось участвовать в строительстве и усовершенствовании элеваторов.

В 1925 году Юрию Кондратюку удалось разыскать "Вестник воздухоплавания" за 1911 год, где была опубликована часть работы Циолковского о покорении космических пространств. С этого момента он начинает активную переписку со специалистами в этой области: К.Э.Циолковским, В.П. Ветчинкиным, Н.А.Рыниным, С.П.Королевым и др., а в 1929 г. посылает им свою книгу «Завоевание межпланетных пространств», изданную в Новосибирске, и получает от них в ответ литературу в этой области.

Переписывался Ю.Кондратюк и с известным популяризатором науки Я.И.Перельманом, входившим в состав наблюдательного совета ГИРДа. Я.Перельман был автором известной книги «Межпланетные путешествия», изданной впервые еще в 1911 году и выдержавшей впоследствии многочисленные издания. И вот, начиная с 1935 года, с 10-го издания, в список книг по ракетному летанию и звездоплаванию входит книга Ю.В.Кондратюка «Завоевание межпланетных пространств», 1929, стр.72.

В 1925-1927 годах В.П.Ветчинкин работал над задачами крылатых ракет и реактивных самолетов и принимал участие в деятельности РНИИ (Научно-исследовательский институт реактивного движения). 26 января 1926 года коллегия НТО ВСНХ поручила ему дать заключение на рукопись Ю.В. Кондратюка «О межпланетных путешествиях», в которой тот не только самостоятельно пришёл к некоторым выводам К.Э. Циолковского, но и продвинулся далее.

Ветчинкин, тщательно прочитав все 12 глав, пришел к заключению, что Кондратюк — самобытный талант, книгу которого следует напечатать, а самого его вызвать в Москву из провинции. Кстати, проф. В.П. Ветчинкин стал редактором книги Ю. Кондратюка «Завоевание межпланетных пространств».

В связи с тем, что книга была опубликована вдалеке от Москвы очень маленьким тиражом, она не смогла получить широкую мировую известность и оказать в то время существенное влияние на развитие реальных образцов ракетной техники и практической космонавтики. И, хотя в 1947 году книга была опубликована повторно уже издательством "Оборонгиз", она, по мнению биографов А.Шаргея, так и не получила широкой известности.

Жизнь заставила Ю.В.Кондратюка заниматься вопросами, не относящимися к освоению космического пространства, хотя, как он сам писал, всё, чем он занимался помимо космоса, было лишь способом заработать денег для дальнейших исследований в области выхода во внеземное пространство.

30 июля 1930 года Ю.В.Кондратюк вместе с несколькими другими сотрудниками "Хлебопродукта" был арестован по обвинению во вредительстве. Одним из пунктов обвинения было то, что он строил элеватор "Мастодонт" - зернохранилище на 10 000 тонн не только без чертежей, что само по себе являлось серьезным нарушением правил постройки, но и без гвоздей. Местное руководство пришло к выводу, что строение не выдержит такого количества зерна и развалится, погубив тем самым 10 000 тонн зерна. 10 мая 1931 года его осудили на три года лагерей (cудебная коллегия по уголовным делам Верховного Совета РСФСР своим определением № ОС-70-8 от 26 марта 1970 года реабилитировала Кондратюка за отсутствием состава преступления).

Однако вместо лагерей Юрий Васильевич был привлечен к работе в образованном в Новосибирске специализированном бюро № 14 по проектированию угольных предприятий. Это бюро представляло собой одну из «шарашек» НКВД. Заключенные лагерей считали за счастье попасть в такую шарашку. Жизнь и работа в них проходила, разумеется, в заключении, но в относительном тепле, с приличным питанием по сравнению с голодом, холодом и неизбежными болезнями (авитаминозом, пеллагрой и т.д.), приводившими к быстрой и неизбежной смерти. Да и работа в шарашках была значительно интереснее по сравнению с лесоповалом, работой в шахтах, строительстве дорог и других лагерных «занятиях».

Там он проработал до августа 1932 года, успев получить патент и авторское свидетельство в области горношахтного оборудования. Им были опубликованы статьи по ряду специальных проблем: ускорение и облегчение проходки шахт с опалубной механизацией бетонных и породоуборочных работ, хранение бетона высокого сопротивления и постоянной крепи шахтных стволов.

Еще работая в Бюро № 14, Ю.В.Кондратюк ознакомился с условиями конкурса на эскизное проектирование мощной Крымской ветроэлектростанции (ВЭС), объявленного Наркоматом тяжелой промышленности (Наркомтяжпром). Проект станции был выполнен в соавторстве с П.К.Горчаковым, а позднее к проекту привлекли инженера Н.В.Никитина, будущего создателя Останкинской телебашни в Москве. Эскизное проектирование ВЭС было завершено в ноябре 1932 года и вскоре авторы проекта получили разрешение ГПУ на поездку в Москву. По настоятельной просьбе Наркомтяжпрома, а точнее, наркома Серго Орджоникидзе, в 1933 году Кондратюка досрочно освободили от высылки. На конкурсе проект был призван лучшим. Окончательно технический проект был доработан к середине февраля 1934 года. В 1937 году на горе Ай-Петри в Крыму по подготовленным рабочим чертежам началось строительство фундамента станции. Однако уже в 1938 году было принято решение о прекращении проектирования и строительства мощных ветроэлектростанций. В связи с этим в последующие два года Кондратюк занимался проектированием малых опытных ветровых электростанций в Проектно-экспериментальной конторе ветроэлектростанций (ПЭКВЭС).

Кстати, еще в 1933 г. Юрий Кондратюк получил предложение работать в Московской группе изучения реактивного движения (ГИРД). Сергей Королёв и другие сотрудники ГИРДа знали уже труды и возможности Кондратюка. Однако он отклонил это предложение по причине своей обоснованной уверенности, что статья 58–7 УПК РСФСР при работе в ГИРДе может быть в любой момент вновь к нему применена. Поэтому Ю.Кондратюк вынужден был отказаться от работы в ГИРД. Предвидение Кондратюка к сожалению сбылось.

В 1937-м Ю.Кондратюка представили на соискание степени доктора наук. Инициативу в этом проявили профессор Ветчинкин и другие видные советские ученые. Однако трест "Теплоэнергострой" нанес изобретателю жестокий удар, предоставив характеристику, в которой, среди прочего, было сказано: "Политическое лицо соискателя не выявлено, в общественной жизни треста участия совершенно не принимает". Усилия корифеев науки не увенчались успехом.

Уже к началу Отечественной войны многие разработчики ракетного оружия, ведущие учёные-ракетчики, погибли или томились в лагерях. Погибли они по вине А.Г.Костикова, директора РНИИ, который писал на них доносы, инициировал их аресты и пытался присвоить вместо них авторство в создании ракетных установок, получивших название «Катюша». Часть из них были расстреляны (И.Т.Клейменов, Г.Э.Лангемак), а Сергей Павлович Королев и Валентин Петрович Глушко попали в лагеря и чудом остались живы.

Итак, книга Ю.Кондратюка была издана в 1929 году, и, вопреки мнению многих авторов, получила достаточно широкую известность в СССР и за рубежом. Стала она известна и немецким специалистам-ракетчикам, раньше других продвинувшихся в области создания ракет и теории космических полетов. Уже в июле 1929 г. зарубежные ученые заметили выход книги Ю. В. Кондратюка. Немецкий ученый в области ракетной техники Р.Ладеман публикует рецензию на эту книгу в берлинском журнале «Журнал полетной техники и моторного воздухоплавания», там же в рецензии на очередную книгу космической энциклопедии «Межпланетные сообщения» профессора Н. А. Рынина он упоминает имя Ю. В. Кондратюка среди других деятелей ракетного дела. В этой уникальной работе изложены основы современной ракетодинамики и ракетостроения, в ней предложены решения, многие из которых нашли применение в отечественной и зарубежной космонавтике. 22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война. До сих пор неизвестно, как и когда закончилась жизнь Юрия Васильевича Кондратюка. Достоверно известно, что 4 июля 1941 года он записался в ряды народного ополчения и служил в роте связи 2-го стрелкового полка Дивизии народного ополчения Киевского района Москвы. 7 июля полк отправился на фронт и занял оборону в 150 километрах от Москвы. 3 октября 1941 года бойцы народного ополчения вступили в бои с немецко-фашистскими войсками.

Дальнейшая судьба Кондратюка покрыта тайной. Некоторые сослуживцы в своих воспоминаниях называют 3 октября 1941 года датой его гибели. Однако более поздние исследования позволили установить, что еще в январе 1942 года Кондратюк получал денежное довольствие в части, о чем свидетельствует его автограф в раздаточной ведомости. Согласно другой версии, Кондратюк не погиб, а был взят в плен немцами (либо сам сдался в плен) и впоследствии работал вместе с Вернером фон Брауном над проектом ракеты "Фау-2". В пользу этой версии свидетельствуют документы одного немецкого ракетчика, в которых упоминается какой-то человек по фамилии Кондратюк, с которым этому ракетчику пришлось работать.

В 1974 году журналисты В. Песков и Б. Стрельников в статье «За кулисами славы», опубликованной 7 мая в газете «Комсомольская правда», писали: «Американский ученый доктор Лоу после благополучного путешествия к Луне «Аполлона-11» сказал: «...мы разыскали маленькую неприметную книжечку, изданную в России сразу после революции. Автор ее Юрий Кондратюк обосновал и рассчитал энергетическую выгодность посадки на Луну по схеме: «полет на орбиту Луны – старт на Луну с орбиты – возвращение на орбиту и стыковка с основным кораблем – полет на Землю...», т. е. опять американцами было признано, что полет американских астронавтов выполнен по «трассе Кондратюка».

Американский астронавт Нил Армстронг – первый человек, ступивший на грунт Луны, после своего триумфального возвращения из лунной экспедиции побывал в СССР. Он специально посетил Новосибирск, где набрал пригоршню земли у стен того дома, где жил и работал Юрий Кондратюк. Впоследствии Армстронг заявил: - Эта земля для меня имеет не меньшую ценность, чем лунный грунт...

Вот эта улица, вот этот дом...

В 1997 году, в год 100-летия Шаргея, на фасаде этого дома была установлена мемориальная доска со схемой полёта космического корабля «Аполлон» на Луну. Текст на доске гласил: «В 1916-1917 годах в этом доме жил теоретик и один из основоположников космонавтики Александр Игнатьевич Шаргей (Ю.В.Кондратюк), сделавший здесь своё главное открытие - расчёт оптимальной трассы полета ракеты на Луну».

В Москве, Киеве, Полтаве, Малой Виске, станице Октябрьской Краснодарского края, городе Кирове Калужской области и в Барнауле – улицы, а в Новосибирске площадь носят имя Ю. В. Кондратюка. В Полтаве, на родине Ю. В. Кондратюка, на здании бывшей 2-й мужской гимназии, в которой учился юный Александр Шаргей, установлена мемориальная доска, на которой даны его изображения и следующий текст: «В этом здании, во 2-й полтавской мужской гимназии, в 1910 – 1916 годах учился выдающийся советский ученый-изобретатель, один из первых творцов теории космических полетов – Юрий Васильевич Кондратюк (1897-1941 гг.)». В этом же здании, ныне Полтавском педагогическом институте имени В. Г. Короленко, открыта комната-музей Ю. В. Кондратюка. В июне 1987 г. в дни торжественного празднования 90-летия со дня рождения Ю. В. Кондратюка на доме, в котором он родился, открыта мемориальная доска. В Полтаве и Новосибирске сейчас созданы музеи авиации и космонавтики имени Ю. В. Кондратюка.

Марка в честь 100-летия А. Шаргея (Кондратюка), выпущенная Почтой Украины

В 1980 г. Свердловская киностудия создала по сценарию А. Г. Раппопорта документальный кинофильм «Хлеб и Луна» о Ю. В. Кондратюке, где в интервью академик В. П. Глушко, в частности, сказал: «Если поставить перед собой задачу найти место, которое занимает Ю. В. Кондратюк в ряду первых исследователей космонавтики, то в моем представлении он бесспорно занимает следующее место после К. Э. Циолковского. Его труды изобилуют интереснейшими полезными идеями и предложениями, которые используются ныне и будут еще долгое время использоваться в будущем... В то же время Кондратюк заключил, что, выйдя в космос, человек станет, как он выразился, подлинным хозяином Земли».
Количество обращений к статье - 8991
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (6)
Гость | 09.03.2015 11:21
Ну конечно же, это мемориальная доска на доме в Петербурге. В 1916 году он поступил в Петербургский Политехнический. А в Новосибирске он жил и работал в конце 20-х.
Гость из Бийска | 08.01.2015 10:13
У меня вопрос по поводу фото памятной доски: в Википедии это же фото названо мемориальной доской, установленной в Петербурге, а не в Новосибирске. Деталь, конечно, но всё-таки?
Гость | 29.12.2012 17:52
Ой вей! Да какой еврей!
Гость | 29.12.2012 17:50
Ой вей! Да какой еврей!
Гость | 26.02.2012 08:41
Как говорила на сцене артистка-юмористка Воробей, если ты русский человек-это еще ничего не значит, просто плохо копали.
Гость Волков | 25.02.2012 15:18
Читал о Кондратюке еще в СССР, но чтоб такое... Никогда бы не мог подумать, что переплетение судеб может быть столь трагичным!

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com